с какими странами россия в союзе

Игнорируя давление США, Россия и КНР подошли к созданию военного альянса — эксперты

Зарубежные эксперты едины во мнении, что прошедшая 23 ноября встреча министров обороны России и Китая Сергея Шойгу и Вэй Фэнхэ имеет далеко идущие последствия, включая существенное влияние не только на евразийское пространство, но и на уровне регионов по всему миру. Как заявили ведущие мировые аналитики, Москва и Пекин подошли к созданию фактического военного альянса, что стало предупреждением Соединенным Штатам с их нарастающим давлением.

«Переговоры состоялись в момент, когда Россия и Китай настойчиво углубляют свои военные связи в рамках усилий по противодействию западному давлению», — отмечает Лаура Чжоу в гонконгской газете South China Morning Post.

Китайский министр обороны Фэнхэ констатировал, что Россия «успешно противостоит» давлению и военным угрозам со стороны США. В своем кратком заявлении министр обороны КНР заявил, что стороны будут и дальше «углублять стратегическое сотрудничество между армиями двух стран, продолжат укреплять сотрудничество при проведении стратегических учений, совместного патрулирования и других мероприятий, будут и дальше вносить свой вклад в отстаивание ключевых интересов Китая и России, а также поддерживать международную и региональную безопасность и стабильность».

«Россия и Китай сделали еще один шаг к созданию фактического военного альянса в целях противодействия нарастающему давлению со стороны США», — считает Лаура Чжоу.

Совпадение или нет? В день переговоров Шойгу и Фэнхэ Народно-освободительная армия Китая обвинила США в «создании рисков безопасности и угроз региональной стабильности» после того, как очередной американский эсминец УРО USS Milius («Милиус») прошел через Тайваньский пролив. В 7-м флоте США эти действия традиционно назвали «обычным проходом», демонстрирующим «приверженность США свободе и открытости Индо-Тихоокеанского региона».

Военный комментатор из Гонконга Сун Чжунпин уверен, что Россия и Китая будут проводить все больше совместных учений в Азиатско-Тихоокеанском регионе, включая Японское, Восточно-Китайское и Южно-Китайское моря.

«Россия и Китай могут также активизировать стратегическое сотрудничество, в том числе в вопросах противоракетной обороны и систем раннего предупреждения, а также между видами вооруженных сил», — выразил мнение он.

Аналитик по делам Ближнего Востока в израильской газете The Jerusalem Post Сет Францман полагает, что «дорожная карта» развития сотрудничества в военной области, которую подписали 23 ноября главы Минобороны России и КНР, стала «важным событием не только с точки зрения углубления военного сотрудничества, но и будет иметь иметь серьезные последствия на всем протяжении текущего столетия».

«Китай и Россия в течение многих лет являются стратегическими партнерами, — приводит аналитик слова Шойгу. — Сегодня, в условиях усиливающейся геополитической турбулентности и повышения конфликтного потенциала в разных районах мира, развитие нашего взаимодействия особенно актуально».

7449c24900883d8dbdca13f5c106d

Францман отмечает, что российско-китайские отношения развиваются уже много лет. Обе страны сотрудничают с Ираном и участвуют в различных форумах, таких как Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) и Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА), имея своей целью создание многополярного мира для уравновешивания гегемонии США.

«Для противостояния России и Китаю Соединенные Штаты пытаются одновременно сотрудничать с Украиной и Азией. Неясно, сможет ли Вашингтон усидеть на двух стульях без требования существенных обязательств со стороны других стран, которые все еще пытаются восстановить свои силы», — пишет он.

«Подписание дорожной карты между Китаем и Россией является не иначе как предупреждением Америке. И это может создать объективные предпосылки для предстоящего в ближайшие несколько лет глобального сдвига в сторону Пекина и Москвы с целью противостояния Вашингтону. Для союзников и партнеров США это также чревато усложнением международной обстановки в обозримом будущем», — делает вывод Францман.

В этой связи EADaily добавляет, что в октябре этого года в рамках международного клуба «Валдай» президент РФ Владимир Путин заверил, что Россия и Китай не создают военного блока и опасения на этот счет беспочвенны.

«Мы много раз говорили об этом — мы дружим с Китаем не против кого-то, а в интересах друг друга. Это первое. Второе — в отличие от НАТО, стран НАТО мы не создаем никакого замкнутого военного блока. Нет же военного блока Россия-Китай, и нет такой цели его сейчас создавать. Поэтому разговор на этот счет не имеет под собой никаких оснований», — подчеркнул российский лидер.

При этом генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг в интервью газете Financial Times отметил, что альянс не должен рассматривать угрозу Китая отдельно от России.

«Прежде всего, Китай и Россия тесно сотрудничают между собой. Во-вторых, когда мы увеличиваем расходы на технологии, …мы имеем в виду обе эти страны», — констатировал он.

Читатели гонконгской South China Morning Post, комментируя факт того, что Россия и Китай в шаге от создания военно-политического альянса, задаются вопросом, смогут ли Москва и Пекин «пойти на военное решение на Украине, которую поддерживают США».

«Если да, то самое время решить заодно и тайваньскую проблему. После этого в мире будет больше стабильности», — высказался Mike J.

«Альянс Россия-Китай — болтовни мало, все по делу. AUKUS, QUAD, саммит демократий — много шумихи и никакого содержания», — полагает Faisal L.

MindClarity X в своем комментарии пишет:

Пользователь Denis L уверен, что «интервенционистская и агрессивная внешняя политика американских неоконсерваторов выходит им боком».

«Америка сама создала такую ситуацию, используя НАТО для того, чтобы посягать на Россию и создавать ей угрозы. Она также создает сомнительные военные альянсы для противодействия Китаю», — считает он.

«У Америки долгов на 27 триллионов долларов. За всю свою 250-летнюю историю она находилась в состоянии мира всего 15 лет. Просто свои войны она ведет на чужой территории. Пора перенести все эти войны в Скалистые горы, в Калифорнию, в Нью-Йорк и испепелить США», — оставил отзыв пользователь под ником Tan M.

EADaily напоминает, что в октябре группа из пяти китайских и пяти российских военных кораблей впервые совершила совместный проход через Сангарский пролив в Японском архипелаге, завершив свои ежегодные учения вблизи залива Петра Великого в Японском море.

В ноябре ВВС России и Китая провели третье совместное воздушное патрулирование, отправив в район Японского и Восточно-Китайского морей два бомбардировщика. Южная Корея в ответ подняла по тревоге истребительную авиацию, а Япония направила протест Пекину и Москве.

Источник

Сколько у России союзников?

Виталий Третьяков, для МИА «Россия сегодня»

Это один из любимых вопросов-упрёков, бросаемых Путину современной российской квазилиберальной оппозицией. Вопрос является одновременно и упрёком, потому что ответ на него предполагается такой: ни одного. Ну а далее следуют многократно повторенные тезисы о том, что Россия находится в международной изоляции, что «мы восстановили весь мир (вариант: все цивилизованные страны) против себя», и прочее в том же духе.

Но я буду исходить из того, что вопрос задаётся людьми, действительно пытающимися понять, почему у США союзников «целая НАТО» и даже больше, а у России – то ли раз-два и обчёлся, то ли вовсе нет.

Наши официальные лица либо не любят отвечать на этот вопрос, либо отвечают как-то неубедительно. Я не отношусь к числу тех, кто считает, что официальные лица – самые умные, и если они не знают ответа на поставленный в лоб вопрос, то и никто его не знает. А посему хочу дать свой ответ. Честный и исчерпывающий.

Можно пойти по пути формальной реакции на этот вопрос, и тогда ответ будет таков: действительно, союзников у современной России не очень много, а кто они – легко определить, посмотрев на состав двух основных межгосударственных организаций, существующих на постсоветском пространстве: экономической — ЕАЭС и военной — ОДКБ.

В Евразийский экономический союз (ЕАЭС), а это примерный аналог «общего рынка» Евросоюза, входят, помимо России, ещё четыре страны: Армения, Белоруссия, Казахстан и Киргизия.

В Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), предполагающем прежде всего именно военную безопасность, входят, кроме России, те же четыре страны плюс Таджикистан.

На этом можно было бы и поставить точку, добавив разве что только банальное: у России практически нет союзников, а те, что формально есть, во-первых, ненадежны, а во-вторых, не являются значимыми ни в экономическом, ни в собственно военном плане. Именно это не без злорадства ставят в упрёк Путину и проводимой им внутренней и особенно внешней политике: дескать, путинская Россия одинока в этом мире. И в случае необходимости никто не встанет не то что на её защиту, но даже и просто на её сторону.

Внешне так, а в реальности и по сути совсем не так. Замечу, прежде всего, что, строго говоря, неправилен сам вопрос. Как неправилен, например, вопрос — «Кто является союзником льва в схватке с тигром?» Или, если кому-то угодно быть ближе к русским реалиям, несколько иначе: «Кто является союзником медведя (русского) в схватке со львом или тигром?» Здесь-то ответ, думаю, очевиден: никто. Медведь может рассчитывать только на собственные силы, а если ему их для победы не хватит, то никакие союзники не спасут, хотя они и могут помочь оттянуть печальный исход, то есть поражение.

Всем нам хорошо известен по форме иной, но по сути такой же ответ, который дал на именно этот вопрос (без всяких зоологических метафор) русский император Александр III. Его, между прочим, называли миротворцем за то, что за 13 лет его царствования Россия не участвовала ни в одной войне, хотя и всячески укрепляла свою военную мощь. Этот ответ звучит так: у России только два верных союзника – её армия и флот.

Более детально логику рассуждений, приведших Александра III к такому категоричному выводу, описывает в своих воспоминаниях его двоюродный брат, великий князь Александр Михайлович:

«Во всем свете у нас только два верных союзника, — любил он (Александр III – В.Т.) говорить своим министрам, — наша армия и флот. Все остальные, при первой возможности, сами ополчатся против нас

Горький опыт XIX века научил царя, что каждый раз, когда Россия принимала участие в борьбе каких-либо европейских коалиций, ей приходилось впоследствии горько об этом сожалеть. Александр I спас Европу от Наполеона I, и следствием этого явилось создание на западных границах Российской империи могучих Германии и Австро-Венгрии. Его дед Николай I послал Русскую армию в Венгрию для подавления революции 1848 г. и восстановления Габсбургов на венгерском престоле, и в благодарность за эту услугу император Франц-Иосиф потребовал себе политических компенсаций за свое невмешательство во время Крымской войны. Император Александр II остался в 1870 году нейтральным, сдержав таким образом слово, данное императору Вильгельму I, а восемь лет спустя на Берлинском конгрессе Бисмарк лишил Россию плодов ее побед над турками.

Французы, англичане, немцы, австрийцы — все в разной степени делали Россию орудием для достижения своих эгоистических целей».

Строго говоря, этой цитатой можно было бы и ограничиться, ибо тут сказано почти всё. Относительно исторического опыта России в ХIХ веке — определённо всё. Можно, конечно, добавить к этому и аналогичный опыт ХХ века, или примеры поведения даже не Франции, Англии и Германии (Пруссии), а более мелких европейских стран, некоторые из которых самой своей государственностью обязаны России (например, Болгарии или Черногории, первая из которых давно уже в НАТО, а вторая втаскивается туда в наши дни усилиями её правящей верхушки). Но это ничего не меняет по сути.

Дело в том, что вопрос о наличии союзников и их числе для России либо вообще не стоит, либо стоит совсем не так, как он стоит в других странах, которые привыкли быть чьими-то союзниками в ранге вассалов. А как?

Вот, в частности, почему не мог рассматриваться всерьёз план (если он даже существовал в головах каких-то фантазёров) вступления России в НАТО. США прекрасно понимают, что на подчинённые роли Россия никогда не согласится, а равную с ними самими роль американцы никогда в своём личном военно-политическом союзе не готовы отдавать даже Великобритании, не говоря уже о России.

В-третьих, никто и никогда не защищал Россию от военной опасности военным путём. Она всегда справлялась с этими опасностями сама, получая союзников (если их не было в начале этого пути) по мере приближения своей победы над агрессором (война с гитлеровской Германией — самый яркий тому пример).

И, разумеется, никто и никогда не освобождал территорию России, если на эту территорию вступал иностранный солдат – это всегда делала она сама, освобождая попутно и другие страны. Противоположные факты истории просто неизвестны.

Можно предположить, что так будет и в будущем, если вдруг (чего, надеюсь, не будет), кто-то вновь рискнёт пойти по пути Наполеона или Гитлера с запада, по пути османских султанов с юга, Карла XII с севера. Это относится и к востоку, то есть к Тихоокеанскому региону, или к Дальнему Востоку, как мы его называем. По мере продвижения России к победе союзники у неё, причём во множестве, появятся. А если не появятся (но появятся обязательно, хотя и не все искренние), то Россия доведёт дело до победного конца сама, в одиночку.

В-четвёртых, России, бесспорно, всегда нужны союзники в её непосредственном географическом окружении, что упомянутая выше ОДКБ и обеспечивает. А в остальном ОДКБ как военная организация нужна скорее для защиты независимости и территориальной целостности не самой России, а остальных членов этой организации. Вот, кстати, почему России так важен не столько военный союз с Украиной, сколько военный нейтралитет Украины, то есть не вхождение её в НАТО. При более чем двухтысячекилометровой только сухопутной границе России с Украиной всё здесь, кажется, должно быть ясно. И прежде всего – с точки зрения военной безопасности.

Да, от создания и содержания постоянных военных баз далеко от своих границ (за исключением немногочисленных опорных пунктов для своего Военно-морского флота) Россия отказалась, не собираясь наследовать в этом опыт Советского Союза и уже многолетней практики США. И это её сознательный выбор, объясняющийся многими причинами, от экономических до собственно военно-стратегических. Как-никак Россия остаётся одной из двух ядерных сверхдержав и обладает мощным ядерно-ракетным потенциалом, включающим всю классическую триаду средств доставки (от стратегических до тактических) – наземную, морскую и воздушную, с соответствующим космическим обеспечением.

В-пятых, говоря о потенциальных, а не формальных союзниках современной России, необходимо вспомнить о Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Конечно, ШОС не оформлена как военно-политический союз, однако тремя крупнейшими её членами являются Китай, Индия и Россия. А с кем у России налажено самое масштабное военно-техническое сотрудничество и с кем в последние годы Россия проводит крупнейшие совместные военные учения (сухопутные и морские)? С Китаем и с Индией. Вряд ли можно игнорировать этот факт с учётом современной глобальной военно-политической ситуации и реальных и потенциальных водоразделов внутри неё.

Бесспорно, высшее проявление союзничества — это готовность, желательно закреплённая соответствующими договорными обязательствами, вступить в уже развернувшуюся войну на стороне союзника. Как в этом плане можно оценить формальных союзников России по ОДКБ? С одной стороны, вроде бы не слишком серьёзно. Например, ни одна из этих стран официально не присоединилась к России в признании независимости Абхазии и Южной Осетии, то есть не продемонстрировала безоговорочного политического союзничества. Тому есть много причин, разбор которых далеко бы увёл нас в сторону от основной темы.

Но с другой стороны, нужно иметь в виду, что Россия имеет со всеми странами ОДКБ более чем серьёзное и реальное военное взаимодействие. В разных случаях разное, но всегда очень конкретное: охрана южных границ Армении и Таджикистана российскими пограничниками, российская авиабаза в Киргизии, совместная система ПВО с Белоруссией, регулярные совместные военные учения с Казахстаном и прочее. То, что, по счастью, пока ещё не приходилось (за исключением охраны южных границ Таджикистана) испытывать прочность этого военного союза в реальности, не означает, что его нет.

В-шестых, крайне важно понимать, что в случае реальной военной угрозы России, на её защиту встанет – вне зависимости от официальной позиции соответствующих стран – практически всё русское население постсоветских стран (а это по минимальному расчёту 20-25 миллионов человек), включая, между прочим Украину, Молдавию, Латвию, Эстонию, Казахстан. И, конечно, безоговорочно и практически полностью население Армении, где русских очень мало, и Белоруссии, где, напротив, русских много, хотя в данном случае я говорю именно о белорусах, а не о русских гражданах Белоруссии.

Итак, если доходит дело до военного аспекта проблемы союзничества, то России легче победить самой и попутно приобрести себе пусть и не очень надежных, но желающих войти в список победителей союзников, чем кормить десятки их заранее, ожидая, что они в любой момент перебегут на другую сторону.

Военными союзниками России ad hoc могут стать и великие европейские державы, что мы многократно наблюдали в истории. Но это случается только в двух случаях. Первый: когда эти великие державы сами ощущают смертельную угрозу для себя с чьей-либо стороны и тут же вспоминают не о «несовершенствах» России, а о её мощи и верности союзническим обязательствам. Что мы видим сейчас – не очень последовательно, но всё-таки — в случае с Францией после террористической атаки на Париж в ноябре 2015 года. И отчасти даже в случае с США применительно к ситуации вокруг ДАИШ (или ИГ, «Исламское государство», запрещена в РФ – Ред).

Второй случай, когда великие державы вспоминают о России как военном и военно-политическом союзнике, лучше всего иллюстрируется примером войны СССР с Третьим рейхом. Как только эти державы понимают, что в очередной раз побеждает именно Россия, а не тот, кто ей противостоит, причём побеждает безоговорочно, все вопросы относительно того, быть или не быть союзником России, моментально снимаются.

Посвятив основную часть текста проблеме военных союзников России, я, казалось бы, практически обошёл вопрос о её сегодняшних политических союзниках.

На самом деле это не так.

Во-первых, военное союзничество является высшим проявлением союзничества политического.

Во-вторых, необходимо различать страны и их правящие элиты. Последние, например, в Европе, находятся в такой политической зависимости от США, которые по-прежнему видят в России в лучшем случае своего конкурента (во всём, кроме экономики), в худшем – потенциального противника, что говорить о большинстве из этих стран как даже о потенциальных союзниках России не приходится. Кроме того, большинство этих стран повязаны своими обязательствами, связанными с членством в Евросоюзе, и в НАТО и соответствующим отношением к России.

Например, даже такая страна, как Сербия, население которой практически полностью придерживается пророссийских позиций, скорее всего, будет втянута своим правящим классом в Евросоюз, и не исключено, что и в НАТО, бомбившую эту страну в 1999 году, то есть менее 20 лет назад.

Я, например, считаю, что потенциальными союзниками России в Европе должны считаться как минимум Италия, Германия и Греция. При этом мне ясно, что почти абсолютная военная и политическая зависимость этих стран и особенно их руководства от Вашингтона не позволит в обозримом будущем этому потенциалу превратиться во что-то реальное.

Кроме того, Россия – и это особенно поразительно и даже парадоксально – выступает сегодня на международной арене как инакомыслящий, то есть как страна, чьи слова и действия не вписываются в конформистский мейнстрим евроатлантизма и американского гегемонизма (политкорректно – лидерства). А у инакомыслящих вообще мало союзников, хотя много тайно сочувствующих. И таких тайно сочувствующих, но не демонстрирующих свои симпатии из-за боязни репрессалий со стороны Вашингтона, у России десятки.

Наконец, крайне осторожно ведущий себя на международной арене, особенно вдали от своих границ, Китай, бесспорно является политическим союзником России, не педалируя и не рекламируя это союзничество, хотя очень часто его реально демонстрируя. Это легко проследить хотя бы по голосованиям Китая и России (или России и Китая) в Совете Безопасности ООН. Но, как утверждают многие авторитетные синологи, Китай по разным причинам (включая, например, не слишком большой опыт международной дипломатии), доверяет России, которая, напротив, такой опыт имеет, действовать на мировой арене и за него тоже. Особенно там, где Пекин не уверен в правильности публичной демонстрации своих намерений или даже просто слов. И в этом смысле Китай всей своей экономической и политической мощью стоит за спиной России. Надо думать, это не всегда так. Но похоже, что часто это именно так. Потому я отнёс бы Китай и к потенциальным, а частично к реальным, хотя не всегда и не во всём безусловным политическим союзникам России.

Совершенно очевидно, что нынешняя экономическая ослабленность России (напомню, что вес России в мировой экономике в десять раз меньше, чем был экономический вес Советского Союза) не позволяет многим потенциальным союзникам России перейти в разряд реальных или официальных. Я, разумеется, желаю, чтобы российская экономика, наконец, достигла уровня, соответствующего нашим природным и научно-техническим возможностям. Но у меня нет никакого желания увидеть, как под крыло экономически окрепшей России вновь соберутся те, кто десятилетиями или даже веками, называя себя союзниками Москвы, кормился от неё, не давая ничего взамен, а то и прямо изменяя России.

Подводя итог своим рассуждениям, я бы сказал так: сегодня России лучше иметь минимум, но зато самых необходимых союзников, чем много, но притворных, а тем более тех, кто принуждён к такому союзничеству силой или меркантильными интересами элит.

(В основу статьи положен текст, написанный автором для журнала «Limes», Италия)

Источник

5 стран, армии которых могут поддержать Россию даже против США

243571314

Помимо стран ОДКБ в мире существует несколько государств, которые не только поддерживают РФ в ООН и официально признают Крым российским, но и при необходимости могут оказать военную помощь нашей стране.

243571314

Но для начала несколько слов о странах ОДКБ, которые являются союзниками России «на бумаге».

Страны ОДКБ – насколько они союзники России?

ОДКБ – это союз анти-террористического направления. Его главная цель – защита от проникновения в страны ОДКБ боевиков различных запрещенных в РФ организаций, а также противодействие наркотрафику и сохранение действующего конституционного строя.

У меня есть большое сомнение в том, что наши номинальные союзники, такие как Белоруссия или Казахстан, придут на помощь России в случае, если наша страна будет находиться под угрозой ведения боевых действий на территории, которая не входит в зону ответственности ОДКБ.

Кроме того, эти страны далеко не всегда поддерживают Россию даже в ООН. Например, ни одно из государств ОДКБ однозначно не признало Крым российским. Да, они голосовали против украинских резолюций, но для них Крым официально не принадлежит РФ.

Почему они не признали Крым – у меня есть отдельная статья про 4 причины. Поэтому на данный момент у России есть только пять безоговорочных союзников, прчем все они не входят в ОДКБ.

Эти пять стран если и зависят частично от США, то не ставят эту зависимость на первое место по отношению к России. И это выражается в том, что они официально, на уровне ООН, признали Крым территорией Российской Федерации.

Не боясь действий США, не боясь санкций или их ужесточения. Не боясь даже военной интервенции, как в случае с Венесуэлой.

Есть еще Афганистан, но его признание Крыма за РФ имеет, скорее всего, политический подтекст – афганское правительство мечтает заметить «миротворцев НАТО» на российский контингент, но РФ не соглашается, как не соглашаются и США.

Зато, например, про боливарианские страны Латинской Америки знают многие. У них есть причина поддерживать РФ. Это помощь СССР и России и особая форма управления государством, которая отрицает империализм. А что мы еще знаем о пяти наших союзниках?

Что мы знаем о пяти союзниках России

Во-первых, ни одна из перечисленных стран не имеет четко выраженного военного союза с Россией.

Во-вторых, они не имеют общей сухопутной границы с РФ (за исключением Северной Кореи).

В-четвертых, после анализа ситуации у меня зреет убеждение, что они могли бы направить свои воинские контингенты в любую точку планеты, если бы об этом попросили в Москве.

В-пятых, все эти страны имеют сложные отношения с США, поскольку не желают жить под диктат «западной демократии» и имеют для этого все возможности.

Также думаю, если России понадобится укрепить оборону Дальнего Востока, то КНДР вполне может направить пару-тройку дивизий для обороны Владивостока от, например, японцев. Для миллионной армии Северной Кореи это небольшой контингент, а вот для Японии – серьезная сила.

И это несмотря на то, что официально отношения между РФ и КНДР не особо развиты, и Россия даже поддержала ООН, введя против Северной Кореи санкции.

Кроме того, если Россия попросит, то воинские контингенты Кубы и Никарагуа появятся в Африке или Венесуэле, или, наоборот, войска Венесуэлы могут появиться на Кубе. Напомню, данную технологию «обкатали» еще при СССР, когда кубинские войска защищали революции в Анголе и Эфиопии.

Ну, а сирийские батальоны и добровольцы вполне могут помочь России, если понадобится навести порядок в Ираке или Ливии.

Таким образом, реальных союзников у России, которые могут оказать поддержку и помощь даже военным путем, на данный момент насчитал всего пять.

И это в противовес США, которые могут создать коалицию из десятков стран, например, для бомбардировок Сирии. Но каждая из этих пяти стран действует не за деньги, что намного ценнее, чем любая американская коалиция, куда заставляют записаться государства, которые зависят от мнения Вашингтона.

Кстати, по моему мнению, за Китай не заступится ни одна другая страна. Разве что кроме КНДР.

Не забудьте ниже поделиться новостью на своих страницах в социальных сетях.

Источник

Оцените статью
Самые лучшие ответы на вопрос "Какой"
Adblock
detector