с какими проблемами сталкивается классическая бизнес модель образования

Проблемы российского бизнес-образования

Тема развития бизнес-образования в стране является сейчас популярной. Прежде всего потому, что преодоление общеизвестной низкой эффективности труда в России в основном возможно только через качественное бизнес-образование. Мы понимаем под бизнес-образованием ту его часть, которая направлена на менеджеров разных уровней после получения высшего образования. А задача повышения эффективности труда является насквозь государственной и патриотической. Ряд важнейших государственных программ, таких как модернизация экономики или создание мирового финансового центра в Москве, также неизбежно должны сопровождаться резким скачком качества бизнес-образования.

Кроме того, обсуждение темы бизнес-образования именно сейчас целесообразно в силу существенных сдвигов на этом рынке. В ситуации экономической рецессии существенно уменьшились финансовые возможности клиентов по оплате бизнес-образования, кроме того значительно изменился спрос клиентов в сторону желания получить за свои деньги действительно полезные и практически применимые знания и навыки. Клиент хочет получить прибыль на свои затраты.

Взаимодействуя со многими сильными преподавателями в 2011 году, мы заметили интересную тенденцию: преподаватели стратегического менеджмента, управления персоналом, финансов, права, начиная изложение своего материала заявляют о революции, резких изменениях в своем направлении. Стратеги говорят, что сейчас не время для больших стратегий, специалисты по персоналу говорят о неизбежной войне за эффективность труда, финансисты говорят о новых финансовых парадигмах и настроениях инвесторов, юристы говорят о приходе прецедентного права. Каким-то образом эти изменения содержания бизнес-образования повлияют и на его формы.

Такие изменения на данном рынке, на наш взгляд приведут в течение ближайших двух лет к появлению новой парадигмы бизнес образования.
Начнем с негатива. Позиция многих бизнес школ по поводу качества их продуктов известна. Они говорят о себе следующее: у нас на основании лучших учебников читают свои интересные курсы опытные преподаватели. И часто это действительно так. Многие преподаватели научились давать интересный материал. Но большая часть программ таких школ не учитывает потребности клиентов. Позиция клиентов проста: мы хотим получить не только интересное знание, но и полезное, системное и эффективное, то которое будет являться конкурентным преимуществом слушателей перед необученными менеджерами.

И с этой клиентской точки зрения большинству российских бизнес-школ свойственны многочисленные недостатки, и особенно ярко они проявляются на больших форматах обучения – программах повышения квалификации, переподготовки, МВА и Е-МВА.

Есть четыре больших недостатка российского бизнес-образования:

1. Отсутствует модель (идеология) бизнес-образования, которая бы позволяла обучать условного менеджера на всех этапах его карьеры, начиная от рядового сотрудника, проходя через должности руководителя различных подразделений и заканчивая высшими должностями в российских компаниях и холдингах. Государственные стандарты здесь не следует учитывать в силу их оторванности от жизни. Пример: продолжительность 1800 часов в рамках программы МБА (которые установлены Министерством Образования) является абсолютно ничем не доказанным положением.

2. Практически во всех бизнес-школах присутствуют средние (слабые) преподаватели. Иногда их большинство. Если из 10-15 преподавателей обычной программы МВА 3 – 4 слабые, то общий балл такому образованию какой? Наверное – четверка. А если слабые – это преподаватели по основному профилю слушателя – то общий балл не может быть больше тройки.

Есть вполне житейская и устоявшаяся классификация преподавателей – одним ничего не говорят после лекций, другим говорят «до свидания», третьим говорят «большое спасибо, до свидания». Последних, как правило, бывает не так много. Классическая проблема поиска хороших преподавателей, заключающаяся в том, что есть отличные преподаватели, мало знающие практику, и есть отличные практики, мало понимающие преподавательское ремесло, в настоящее время усугубляется. Потому что кроме симбиоза учителя и практика нынешний успешный преподаватель должен быть еще и тренером – для оттачивания бизнес навыков слушателей. Быть единым в трех лицах достаточно непросто, это требует специального систематического повышения квалификации преподавателей. Но! На рынке уже есть такие преподаватели. Которые на основании своего успешного практического опыта пишут учебники, потом читают лекции по этим учебникам и параллельно успешно консультируют, применяя свои методики.

3. Слабая практическая направленность – слабая ориентация на клиента. На сайтах большинства бизнес-школ указывается, что в их процессе преподавания участвуют практики. И скромно умалчивается, что таковых практиков совсем немного. Практичных и актуальных знаний дается мало. Зато много дается устаревших знаний или наоборот направленных в далекое будущее. Старые знания не нужны, но и знания с дальней перспективой тоже нужны не всегда. Если период полураспада знаний явно превышает средний период ожидания применений знаний, то эти знания лишние.

4. Слишком большая продолжительность многих программ при неадекватно низкой полезности информации. Информацию для преподавания практикам очень часто путают с одноименной отраслью науки. Отрасль науки неизбежно включает в себя:

Менеджеру пункты 1-5 нужны редко, пункты 6 и 7 необходимы. Таким образом, существенная часть информации, относящаяся к отрасли науки, в ее классическом понимании, является избыточной для практической работы корпоративных менеджеров. Если менеджер захочет получить больше научных знаний, он пойдет в аспирантуру.

Есть также несколько меньших, но неприятных недостатков.

Мы не смогли найти в российском Интернете объяснений и пояснений российских бизнес-школ, обосновывающих включение в их программы конкретного набора курсов: почему слушателям дается именно такой набор курсов, и почему в курсе именно такой набор тем. В интернете полно писем потенциальных клиентов в бизнес-школы с посылом «объясните мне, пожалуйста, чем вы лучше других, и я к вам приду». Пока такие письма остаются без ответа. Бизнес-школы заманивают в очень сильной степени просто устоявшимся брендом, но на этом нельзя выезжать постоянно.

Большинство образовательных продуктов для бизнеса часто не имеют четкого позиционирования, в том числе ясной и конкретной для клиента цели и решаемых задач. Так, например, среди известных на этом рынке ВУЗов можно встретить такое объявление о назначении Программы МБА: «Программа Х ориентирована на лиц, имеющих высшее образование и желающих получить профессиональные знания в области обеспечения хозяйственной деятельности». При такой постановке вопроса главной целью слушателя становится получение диплома. Отсутствие четкой цели и решаемых образовательными продуктами задач приводит к отсутствию понятной структуры и взаимосвязи отдельных преподаваемых предметов и тем в рамках общей программы.

Необоснованность включения в программу ряда предлагаемых курсов. Пример: зачем менеджерам на обычных программах МВА читают курс «бухгалтерский учет» в размере 30 часов? Им нужно 4 часа «эффективное взаимодействие с бухгалтерией». Зачем финансовая математика в объеме 30 часов? Причем даже и в небольших 60-70 часовых программах есть лишние знания, чаще всего это относится к курсам с весьма расплывчатыми названиями, таким как «деловая среда», «основы экономики», «глобализация» и т.п. Я как юрист с большим опытом (работал главным юристом в 4 холдингах) совершенно не понимаю, зачем менеджерам читают курс «основы права». Менеджерам нужны «практика права», а «основы» их могут ввести в заблуждение, которое приведет к убыткам.

Продукты бизнес-образования в значительной степени заточены под крупные компании (с выручкой от миллиарда долларов в год). Почему? Потому, что материал подается исходя из специфики больших организационных структур. Например, информация по маркетинговым процессам выглядит так: «Обычный департамент маркетинга состоит из 5 управлений»?. А большинству слушателей было бы нужно узнать, что должен делать отдел маркетинга, который состоит из 1-3 человек. К слову, количество слушателей на программах МВА из действительно крупных компаний обычно не превышает 10-15%.

Очень сильно разделены и не любят друг друга бизнес-школы и тренинговые компании. Хотя хорошее бизнес образование требует и лекций и практических занятий (семинаров и тренингов).
Можно вспомнить и более тонкие недостатки. Например, преподаватели чаще всего незнакомы с материалами коллег. Из-за чего конкретная программа не может считаться системной и продвинутой. Преподаватели разных дисциплин об одной проблеме могут рассказывать весьма противоречиво, и это будет запутывать слушателей. Далеко не везде систематически учат самих преподавателей. Хотя в ситуации существенного роста как экономики, так и уровня слушателей, должен расти и уровень преподавателей. И желательно опережающими темпами.

Или пресловутые кейсы о ситуациях в западных компаниях 90-х годов. Они, по крайней мере, многие, просто устарели.
Общие выводы получаются не вполне утешительными. В российском бизнес-образовании явно господствует предложение образовательных продуктов, а не спрос на них. И это предложение в своей массе является продажей большого числа часов преподавания с выдачей диплома (сертификата и т.д.). Хорошие образовательные продукты есть, но их немного, и при этом они все равно не полностью эффективны.

Прочитать другие статьи на тему бизнес-образования:

Источник

Бизнес-образование: новая модель

Автор: Дмитрий Тихонов, Михаил Хазин | Источник: E-xecutive

Большинство программ сегодня удовлетворяют ни требованиям рынка, ни требованиям клиентов. Менеджерам не нужны шестьдесят часов теории и тонны информации, им нужны практические знания и ничего лишнего. Школы пока не готовы представить программы, соответствующие нуждам потенциальных клиентов. Какими же должны быть эти программы?

Такие перемены на данном рынке, на наш взгляд, приведут в течение ближайших двух лет к появлению новой парадигмы бизнес-образования.

Итак, негатив. Позиция многих бизнес-школ по поводу качества их программ известна. Они говорят о себе следующее: у нас на основании лучших учебников читают свои актуальные курсы опытные преподаватели. И часто это действительно так. Многие педагоги научились предлагать слушателям интересный материал. Позиция же их клиентов проста: мы хотим получить не только интересное знание, но и полезное, системное и эффективное, то, которое будет являться нашим конкурентным преимуществом перед необученными менеджерами.

И с этой, клиентской точки зрения, большинству российских бизнес-школ свойственны многочисленные недостатки, и особенно ярко они проявляются на больших форматах обучения – программах повышения квалификации, переподготовки, МВА и Е-МВА.

Четыре больших недостатка российского бизнес-образования:

3. Слабая практическая направленность – слабая ориентация на клиента. На сайтах большинства бизнес-школ указывается, что в процессе преподавания участвуют практики. И скромно умалчивается, что таковых совсем немного. Практичских и актуальных знаний дается мало, зато много дается устаревших знаний или наоборот, направленных в далекое будущее. Старые знания не нужны, но и знания со слишком далекой перспективой тоже не всегда нужны. Если период полураспада знаний явно превышает средний период ожидания применений знаний, то эти знания также, похоже, лишние.

4. Слишком большая продолжительность многих программ при неадекватно низкой полезности информации. Практические знания часто путают с одноименной отраслью науки, которая включает в себя:

1) теоретические походы – принципы, методологию и т. п.;

2) перечень основных проблем;

3) взгляды известных специалистов;

4) генезис этой отрасли;

5) сравнительный анализ с другими отраслями и международную специфику;

6) сами действующие парадигмы и подходы;

7) прогнозы дальнейшего развития.

Есть еще несколько мелких, но непритяных недостатков.

    Авторы не смогли найти в российском Интернете объяснений и пояснений российских бизнес-школ, обосновывающих включение в их программы конкретного набора курсов. Почему слушателям дается именно такой набор курсов, почему в курсе именно такой набор тем? В сети полно писем потенциальных клиентов в бизнес школы – объясните мне, пожалуйста, чем вы лучше других, и я к вам приду. Пока такие письма остаются без ответа. Бизнес-школы заманивают в основном просто устоявшимся брендом, но на этом нельзя выезжать постоянно.
    Большинство образовательных продуктов для бизнеса часто не имеют четкого позиционирования, в том числе ясной и конкретной для клиента цели и решаемых задач. Так, например, среди известных на этом рынке вузов можно встретить такое объявление о назначении программы МБА: «Программа Х ориентирована на лиц, имеющих высшее образование и желающих получить профессиональные знания в области обеспечения хозяйственной деятельности». При такой постановке вопроса главной целью слушателя становится получение диплома. Отсутствие четкой цели и решаемых образовательными продуктами задач приводит к отсутствию понятной структуры и взаимосвязи отдельных преподаваемых предметов и тем в рамках общей программы.
    Несистемность и нелогичность отдельных предлагаемых курсов. Пример: зачем менеджерам на обычных программах МВА читают курс «бухгалтерский учет», длительностью 30 часов? Им нужен курс «эффективное взаимодействие с бухгалтерией» длительностью ввсего четыре часа. Зачем финансовая математика в объеме 30 часов? Причем даже в небольших 60-70-часовых программах есть лишние знания, чаще всего это относится к курсам с весьма расплывчатыми названиями, таким как «деловая среда», «коммуникативный менеджмент», «глобализация» и т. п.
    Продукты бизнес-образования в значительной степени заточены под крупные компании (с выручкой от миллиарда долларов в год). Почему? Потому, что материал подается исходя из специфики больших организационных структур. Например, информация по маркетинговым процессам выглядит так: «Обычный департамент маркетинга состоит из 5 управлений…». А большинству слушателей было бы интересно узнать, что должен делать отдел маркетинга, который состоит из 1-2-3 человек. К слову, количество слушателей на программах МВА из действительно крупных компаний обычно не превышает 10-15%.
    Очень сильно разделены и не любят друг друга бизнес-школы и тренинговые компании. Хотя хорошее бизнес-образование требует и лекций, и практических занятий (тренингов и семинаров).

Можно вспомнить и более другие недостатки. Например, преподаватели чаще всего не знакомы с материалами коллег. Из-за чего конкретная программа не может считаться системной и продвинутой. Преподаватели разных дисциплин об одной и той же проблеме могут рассказывать весьма противоречиво, и это будет лишь запутывать слушателей. Далеко не везде систематически учат самих преподавателей. Хотя в ситуации существенного роста как экономики, так и уровня слушателей, должен расти и уровень преподавателей. И, наверное, опережающими темпами.

Или пресловутые кейсы о ситуациях в западных компаниях 90-х годов, они же устарели.

Общие выводы получаются не вполне утешительными. В российском бизнес-образовании предложение явно превалирует над спросом. И это предложение в основном представляет собой огромное число учебных часов с выдачей диплома (сертификата и т. д.). Хорошие образовательные продукты есть, но их немного, и при этом они все равно не полностью эффективны.

Если говорить о новом подходе к бизнес-образованию, но начинать нужно с постороения современной модели. Итак, исходные соображения.

А. Большинство российских компаний построено по функциональной модели, и часть этих функций является действительно важной для менеджеров. Наиболее важные части функции обычно закрепляются в названиях подразделений.

В. Карьерный путь менеджеров можно свести к четырем ступеням: менеджер, начальник отдела, начальник управления (департамента), топ-менеджер. С повышением должности происходит естественный рост необходимых знаний, умений и навыков. С учетом описанного выше функционального подхода большая часть знаний должна находиться в области тех функций, которые исполняет слушатель.

И тогда четырехступенчатая модель практического бизнес-образования выглядит так.

Линейные менеджеры нуждаются в двух-трехдневном тренинге. Им нужна практика. Руководители отделов нуждаются в одно-двухнедельном семинаре, руководители департаментов должны пройти двухмесячное обучение, в основном в части самых важных функций компании (о которых будет сказано ниже). И интересы этих трех групп обучающихся связаны с работой компании изнутри. Топ-менеджеры нуждаются в двух-трехмесячном образовании, существенная часть которого больше связана с внешними отношениями компании, с позиционированием на рынке и развитием.

Приведенные выше ориентировочные сроки длительности обучения ни в коем случае нельзя считать окончательными. На новой должности менеджер должен получить разовый значительный прирост знаний, умений, навыков – для этого и нужны бизнес-школы. Но потом нужно продолжать свое образование! Наш опыт показывает, что окончательное становление менеджера на новой должности с высокими показателями эффективности занимает от 9 до 18 месяцев, и большую часть этого времени продолжается корпоративное и самостоятельное обучение. Нам известны случаи, когда в высокоэффективных российских компаниях каждый руководитель обязан учиться 8 часов в месяц. Для этого за группой менеджеров закрепляется сотрудник из департамента персонала и обеспечивает их регулярное обучение.

Обучение на третьем уровне (начальники департаментов и управлений). Наиболее важными и применимыми для руководителей являются следующие функции: менеджмент, управление финансами, маркетинг, управление человеческими ресурсами, правовые аспекты бизнеса, информационные технологии для руководителей, управление проектами.

В рамках отдельной функции самым полезным материалом будет описание ее важнейших составных частей. Например, обучение финансам. Финансовый департамент фирмы обычно содержит пять типовых блоков, организованных в подразделения числом от одного до четырех:

    финансовый департамент в целом или блок финансового директора
    бухгалтерия,
    казначейство,
    планово-экономический отдел (ПЭО),
    инвестиционный отдел.

Эффективная финансовая работа должна максимально быть приближена к практическим потребностям фирмы. Поэтому дисциплины модуля «финансы» должны быть привязаны не к традиционным дисциплинам финансового менеджмента, а к функциям и бизнес-процессам наиболее устоявшихся моделей финансовой службы, которые сгруппированы по элементам типовой организационной структуры средней российской фирмы (указанным выше названиям отделов).

Что. Заранее явно должна позиционироваться главная цель и задачи образовательного продукта, которые решают конкретные проблемы клиентов. Исходя из цели и задач, сама программа как набор определенных знаний должна задаваться как композиция из запросов слушателей, их работодателей, ведущих специалистов рынка в этой области и, наконец, преподавателя. Перечень навыков также должен определяться с учетом мнений указанных категорий людей. В этом случае обоснованность содержания обучения (это должно иметь и формальное подтверждение – опросы, анкеты, аналитика и т. д.) явно повысится. Преподаватель должен быть готов подтвердить и обосновать слушателям значимость каждой изучаемой темы (формируемого навыка) по критериям либо важности, либо частоты возникновения, либо иным способом.

Целесообразной выглядела бы короткая вводная лекция о целях, задачах и структуре курса. Материал должен быть актуальным – то, что есть в этом направлении сегодня, и то, что будет завтра. Должно быть меньше академизма и больше практики.

Как. Лекционные занятия должны проводиться в новом формате – как можно короче без утери качества приобретения знаний с практическим уклоном. При этом знания оцениваются как функция прироста стоимости труда менеджеров, прошедших обучение. Возможна следующая модель, с учетом описанной выше функциональной направленности:

— основные правила игры и закономерности;

— рекомендуемая модель или набор эффективных и выполнимых рекомендаций;

— существующие проблемы и способы их решения;

Этот совершенно новый подход «короче», конечно, не стыкуется с практикой многих российских вузов, работающих в сфере бизнес образования. Но это и понятно, большинство вузов продают знания на часы: больше часов, больше заработок. Обычный подход учебных заведений: «Иван Иванович, а вы не могли бы 30 часов прочитать, или еще лучше 50 часов?». С точки зрения спроса на содержание образовательных продуктов для бизнеса совсем иная ситуация, слушателям интересно, чтобы их обучил успешный менеджер (который хорош и как преподаватель).

Отсутствие лишней информации приводит к элитности образовательных продуктов, элитности как преподавателей, так и слушателей. Слабый преподаватель не сможет рассказать за 8-12-24 часа главное, слабый слушатель не сможет воспринять такой объем информации в короткое время. По просьбе автора, один из ведущих специалистов страны по стратегическому менеджменту провел полную обзорную лекцию по данной теме за 2 часа 7 минут (велся контроль времени). Этот подход вполне реален, но конечно под силу далеко не всем. Подход «короче» применяется скорее как средство для концентрации (сгущения) знаний, которое поможет в единицу времени обучения вложить большее количество единиц полезных знаний.

Практические занятия должны составлять не меньший объем времени, чем лекционные, должны быть разнообразны и должны дать возможность слушателям совместно работать и предметно общаться. В частных беседах слушатели однозначно утверждают, что переход к приличному пониманию проблем и их решений происходит именно во время активных занятий, когда рождается система взаимосвязей теории, методологии и практики бизнеса.

Кроме того, есть еще несколько обязательных моментов. Обучение должно сопровождаться большим количеством методических материалов практической направленности. Преподаватели обязательно должны быть знакомы с материалами других преподавателей. По каждой образовательной программе должна быть формализована и выделена функция идеолога (стратега), основной задачей которого является регулярная актуализация программы, поскольку в рамках существующей ситуации директор программы чаще всего выполняет административные, а не креативные функции. Образовательное учреждение должно иметь настоящую эффективную службу трудоустройства и должно быть в курсе карьеры своих слушателей.

Из вышеизложенного проистекают и новые дополнительные критерии качества бизнес-школ: как именно реализуется обратная связь с рынком; есть ли систематическое обучение преподавателей; используется ли сжатый формат.

Предложенная нами модель бизнес-образования не является идеальной и лучшей по всем критериям. Она не годится для многих менеджеров. Возможно, что классические бизнес-школы при лучших вузах для многих клиентов будут более подходящими. Нас есть за что критиковать, однако наша модель хороша для практиков, которые хотят получить много полезного.

Источник

Перспективы и проблемы российского бизнес-образования в сфере маркетинга и управления

trendy biznes obrazovanie

На рынке бизнес-образования сегодня наблюдается интересная ситуация. С каждым годом в бизнес-школах и тренинговых компаниях растет количество бизнес-тренеров, у которых преподавательская деятельность в какой-то момент «отпочковывается» от основной работы.

Более половины преподавателей – это специалисты-практики и часто топ-менеджеры с опытом работы более 10 лет, успешные, достигшие больших высот и признания, имеющие кандидатский диплом или степень МВА, члены профессиональных ассоциаций, у которых накопилась огромная база своих наработок, приемов и методик, которыми они готовы делиться в рамках авторских курсов.

Для большинства из них преподавание – не источник дохода, а личная социальная ответственность, в рамках которой они с радостью выступают и перед корпоративными клиентами и слушателями бизнес-школ, и перед студентами. Интересно, что часть из них затем полностью уходит в сферу образования, открывая тренинговые компании и бизнес-школы или становясь топовыми тренерами с огромным практическим бэкграундом.

Одновременно с этим все больше вузов обращаются свой взгляд в сторону бизнес-образования, активно осваивая не только традиционный формат, но и дистанционные формы обучения. Происходит переструктурирование рынка и появляются смешанные виды обучения. Одновременно с этим, несмотря на рост объемов рынка после кризиса и наличие серьезных драйверов его развития, нельзя воспринимать ситуацию как радужную.

Разрыв между бизнесом и вузами увеличивается, в этой ситуации именно бизнес-образование, являющееся более гибким, выступает посредником между выпускниками, которым не хватает практикоориентированных компетенций, и работодателями.

Сегментировать российский рынок бизнес-образования можно следующим образом (таблица 1).

Сегменты рынка бизнес-образования

Сегмент Форматы Характеристика Ценовой сегмент* Формат обучения
Государственные вузы или бизнес-школы при них МВА, ДПО (повышение квалификации и переквалификация), бакалавриат, магистратура, аспирантура, докторантура Большая научно-исследовательская составляющая.
Академический формат.
Оторванность от практики.
Минимальное проникновение онлайн-технологий.
Инерционность и некоторый разрыв с реалиями бизнеса.
Признание диплома.
Диплом или сертификат государственного образца.
Преимущественно штатные сотрудники.
Средний, средний+, высокий Теория + практика
Бизнес-школы МВА, ДПО (повышение квалификации и переквалификация) Практическая направленность.
Активное внедрение онлайн-технологий.
Гибкость и постоянное расширение количества предлагаемых программ.
Могут выдавать дипломы государственного образца.
Сертификаты бизнес-школы.
Большая рекламная активность и личные продажи.
Преимущественно приглашаемые бизнес-тренеры и преподаватели (почасовая оплата).
Средний, средний+, высокий Практика + теория
Тренинговые компании ДПО (повышение квалификации) Практическая направленность.
Активное внедрение онлайн-технологий.
Гибкость и постоянное расширение количества предлагаемых программ.
Сертификаты тренинговой компании.
Преимущественно краткосрочное обучение.
Предлагаются отраслевые программы.
Большая рекламная активность.
Приглашаемые бизнес-тренеры и преподаватели (почасовая оплата).
Низкий, средний, средний+ Практика, возможен минимум теории
Частные онлайн-вузы ДПО (повышение квалификации и переквалификация), бакалавриат, магистратура Гибридная модель между традиционным вузом и бизнес-школой.
Активное внедрение онлайн-технологий.
Гибкость и постоянное расширение количества предлагаемых программ ДПО.
Большая рекламная активность.
Диплом или сертификат государственного образца.
Только платное обучение.
Недоверие потенциальных слушателей.
Постоянные сотрудники и приглашаемые бизнес-тренеры и преподаватели на годовые трудовые договоры.
Низкий, средний, средний+ Теория + практика

Важно отметить, что во время кризиса рынок существенно «почистился» – с него ушли наиболее слабые игроки, уступив место «старожилам», которые смогли адаптироваться под меняющиеся условия, и новым игрокам, вышедшим, прежде всего, на волне роста популярности онлайн-обучения.

Кроме того, с точки зрения рынка труда и работодателей, происходит трансформация спроса – при прочих равных более востребованы выпускники с практическим опытом и знанием «как делать», чем имеющие престижный диплом.

На сегодняшний день можно выделить следующие тренды на рынке бизнес-образования:
1. Слушатели начинают рассматривать образование как инвестицию в свое будущее, а не как «корочки» в качестве входного требования при поиске работы. Например, по данным МИРБИС, спрос на МВА в 2017 году сохраняется на уровне 2015-2016 годов, а на программу для руководителей Executive MBA вырос на 20%. Также важно отметить, что во времена кризиса рынок труда в сфере управления становится очень конкурентным и преимущества получают те слушатели, которые постоянно растут и развиваются в профессиональной сфере.

2. Основные цели бизнес-образования для слушателей – это получение новых и систематизация имеющихся знаний, получение идей и возможность посмотреть на свою работу или бизнес «свежим» взглядом, определение «разрывов» в своей деятельности или компании и поиск скрытых резервов роста.

Кроме того, образование может стать своего рода перезагрузкой и изменением системы целей слушателей. Уже нередки случаи, когда после прохождения обучения слушатели уходят с позиций наемных сотрудников и открывают свой бизнес. Например, по данным CityBusinessSchool, 40-45% выпускников открывают собственное дело в течение одного-трех лет после окончания обучения.

3. Все чаще «за парты садятся» слушатели в возрасте 35+, испытывающие необходимость в новых знаниях и повышении квалификации, поскольку не имеют базового образования по профессии, в которой работают. Например, имеют техническое образование, при этом много лет работают в сфере продаж. Не имея системных знаний в дан-ной сфере, они упираются в предел своей компетенции, что приводит к потребности по-лучить образование для получения новых знаний и поиска резервов повышения своей эффективности. В этом случае за получение образования слушатель может прийти как сам и за свой счет, так и по инициативе работодателя.

4. Расчет количество слушателей, являющихся владельцами бизнеса или запускающих стартапы. Они приходят на обучение с целью построения правильной бизнес-модели и повышения показателей деятельности своей компании.

5. Бизнес-образование становится в некоторой мере модным и частью стиля жизни современных управленцев. Социальные сети пестрят фотографиями слушателей, посещающих различные мероприятия. В «тусовке» может считаться «дурным» тоном не посещать хотя бы пару раз в год бизнес-мероприятия или проходить краткосрочное обучение.

6. Развитие онлайн-формата не только удобно слушателям, но и дало возможность выйти на общероссийский рынок образования региональным образовательным организациям, тренерам и спикерам. Ограничивающий фактор – это высокая стоимость онлайн-платформ, позволяющих осуществлять дистанционное обучение. Именно этот формат становится все более востребованным, поскольку в большей мере, чем традиционное обучение, соответствует меняющимся моделям поведения людей под влиянием ускорения темпов жизни.

7. Появляется все больше «узких» программ, позволяющих решать конкретные бизнес-задачи или повышать конкретные компетенции.

8. Конкуренция на рынке усиливается как внутри сегментов, так и между сегментами. Слушатели осуществляют многокритериальный выбор и все смелее обращаются за услугами к онлайн-организациям. Особенно это актуально для региональных слушателей, получивших благодаря этом возможность получить качественное «столичное» образование.

9. Рост требований к образовательным программам, квалификации и личности преподавателя или бизнес-тренера. Сегодня слушателям интересны не теоретические знания, а получение практических рекомендаций в формате «бери и делай», которые они могут принимать в своей текущей деятельности или при проработке проекта создания новой компании.

В этой связи все больший спрос появляется на программы, позволяющие слушателям отработать запросы, с которыми они пришли на обучение (решение конкретных задач – например, построение системы, выведение на рынок, оптимизация бизнес-процессов и др.).

10. Изменение темпов жизни и ведения бизнеса ведет к тому, что слушатели все реже готовы выделить на обучение несколько лет. Идеальным обучение являются про-граммы до 8 месяцев, желательно в модульном формате, позволяющее слушателям сочетать и обучение, и применение знаний и навыков, полученных в его процессе, на пред-приятии во время пауз между модулями.

11. Softskills и эмоциональный интеллект (EQ) – это так называемые «социальные» навыки, которые крайне сложно тренировать и развивать при обучении на дистанционных и онлайн-программах, но от наличия которых и уровня их развития зависит до 85% (по оценкам ученых Гарварда) эффективности управленца или специалиста. Онлайн-форматы уже начали искать способы развития этих навыков, поэтому у тех образовательных организаций, которые смогут предложить своим слушателям отработку не только ключевых профессиональных навыков, но и развивать умение общаться, правильно эмоционально реагировать и т.п., будет существенное преимущество перед конкурентами.

12. Слово «предназначение» благодаря тренингам личностного роста и социальным сетям становится все более популярным – люди годами ищут свое признание и готовы менять свою жизнь в соответствии с ним. В сфере бизнес-образования необходимо учитывать этот тренд, давая слушателям возможность не только получить знания, но и определить свою профессиональную систему координат и позиционирование.

Идеальный вариант – это предложение слушателям дополнительной услуги в виде разработки их индивидуального плана развития. Как показывает наша практика, из группы в 10-12 человек как минимум 1-2 после прохождения обучения задумываются о формировании своего личного профессионального бренда и определении своих более четких личных и профессиональных долгосрочных целей.

13. Наиболее успешные бизнес-тренеры и преподаватели «мигрируют» между образовательными организациями, делающими ставку на их известность и качество работы. С одной стороны, это гарантии для слушателей, с другой – затруднен выход на рынок новых бизнес-тренеров.

14. Важным недостатком онлайн-программ является отсутствие возможности традиционных очных дискуссий и обсуждений, а также обмена опытом и знаниями. Для слушателей, ищущих единомышленников и поддерживающую среду, это фактор является существенным ограничителем.

15. На медленно растущем после кризиса рынке бизнес-образования появляется все большее количество организаций, оказывающие образовательные услуги невысокого качества, но за счет низкой цены привлекающие слушателей. Как правило, эти организации «живут» достаточно недолго и быстро вытесняются с рынка за счет низкой удовлетворенности слушателей, передаваемой потенциальной целевой аудитории через отзывы в интернете и социальных сетях.

16. Если в сегменте корпоративного бизнес-образования ориентация на клиента реализуется в большинстве случаев, то в работе с физическими лицами до сих пор на одной программе обучения могут встретиться слушатели из разных отраслей и сфер бизнеса, вынужденные получать «усредненные» знания и отрабатывать их на «типовых» кейсах. Лишь немногие компании предлагают так называемые консультационные семи-нары, которые позволят каждому учащемуся получить ответы на стоящие перед ними вопросы. Есть и другие сложности, которые образовательные учреждения решают с разной степенью успешности.

Идеальная программа бизнес-образования

Сегодня идеальная программа бизнес-образования должна включать в себя следующие элементы:

• Краткость и удобство (формат и график)– программа не должна требовать отрыва от работы на длительный промежуток времени или регулярного встраивания обучения в насыщенный график работы или жизненные планы.

Все более популярны модульные программы (например, с пятницы по воскресенье) раз в месяц. Если говорить о программах длительностью до 144 часов, по нашим опросам, слушатели предпочитают пройти интенсивное обучение в течение 2-4 недель, а не разбивку курса на блоки по 3 часа в течение нескольких месяцев несколько раз в неделю.

По этой же причине все большую популярность приобретают дистанционные про-граммы обучения с возможностью в личном кабинете слушателя посмотреть видеоматериалы и изучить электронные материалы в удобное для слушателя время и с комфорт-ной для него интенсивностью обучения (вся программа за 1 месяц или «растянутый» на 6-8 месяцев режим обучения). Кроме того, удобным форматом для слушателей является смешанное обучение, проходящее в зависимости от дисциплин по очном или онлайн-формате.

• Интенсивность– несмотря на то, что обучение в течение 8 часов в день является достаточно затратным с точки зрения сил и постоянной работы в процессе обучения, именно интенсивность в этом случае дает возможность последовательно отработать определенные темы и методики, не прерываясь на длительные (иногда в несколько дней) паузы.

В то же время, это требует разработки таких программ, которые могли бы разбиваться на логически разделяемые достаточно короткие блоки, из которых, как из кубиков, слушатель сможет сложить идеальную для своей компании схему работы.

• Практическая ориентация – если программа является методической, т.е. направлена на обучение различным методам работы (аналитика, продажи, разработка стратегии и др.), ее практическая направленность должна сопровождаться большим количеством реальных примеров (кейсов), демонстрационным материалом, проработкой конкретной ситуации вместе со всеми слушателями, а затем отработкой на базе компаний слушателей или решаемых ими задач.

• Рекомендации и инструменты «бери и делай» – подача материала в процессе обучения должна быть такой, чтобы слушатели четко понимали последовательность действий для решения какой-либо задачи, а затем могли бы ее применить в своей компании, пользуясь конспектом или демонстрационными материалами.

• Системность и логичность. К сожалению, новой информации на тренингах все меньше (именно по причине роста их количества), она «кочует» из программы в программу и из одной образовательной организации в другую.

Слушателей все сложнее удивить, поэтому преимущество имеют те образовательные организации, которые предлагают четкую, логичную, комплексную систему обучения, позволяющая на выходе удовлетворить входящие запросы всех слушателей, пришедших учиться на данную программу.

• За этим стоит постоянная работа по изучению рынка, бизнеса и слушателей для понимания, чем они живут, какие задачи решают, с какими сложностями сталкиваются и т.п. Все большую популярность приобретают так называемые авторские программы, когда их целиком проводит один известный практик или команда практиков.

• Актуальность – в связи с тем, что уровень управленцев в России растет именно по причине желания расти и развиваться и формируется слой «продвинутых» слушателей, предлагаемые в процессе обучения материалы должны быть современными, содержать актуальные тенденции, подходы, инструменты и методики, ссылаться на «свежий» российский и зарубежный опыт. При этом программы должны содержать и базовые модели, но рассматриваемые с учетом текущего состояния российского бизнеса.

• «Свежий» взгляд и перезагрузка – программа обучения должна содержать не только традиционные, но и набирающие популярность игровые формы обучения, использовать бенчмарки и знакомить слушателей с актуальными трендами внешней среды. Это позволит им легче пройти даже самое интенсивное обучение, позволит посмотреть на задачи и бизнес «сверху» и увидеть возможность для себя и компании, которые ранее находились вне их зоны внимания.

• Поддержка после обучения – образовательная организация не должна бросать слушателя сразу же после прохождения обучения. Рекомендуется предоставить слушателям возможность получить несколько консультаций (как правило, 2-3) после окончания обучения, входящих с стоимость, на которых слушатели смогут задать новые появившиеся вопросы в процессе применения результатов обучения на практике.

• Понятность и «общий» язык – бизнес-тренеры или преподаватели часто «грешат» использованием специальных терминов, которые не являются однозначными или нет имеют единого понимания всеми слушателями или даже российским бизнесом в целом. Особенно это касается англоязычных терминов, которые не могут быть однозначно трактованы на русском языке. Например, набирающие популярность customer-firstmarketing, customerexperience и т.п. В связи с этим большое значение приобретает задание единой терминологической системы координат, в которой будет происходить обучение.

• Соответствие – с учетом меняющихся запросов и «портрета» целевой аудитории слушателей программы должны быть не «обо всем», а содержать примеры и рекомендации для бизнеса разного размера (малый, средний и крупный), отраслей (b2b, b2c, сфера услуг и розница), масштабов работы (локальный, региональный, федеральный и международный) и даже находящихся на разных этапах своего жизненного цикла (стартап или существующая компания на разных этапах своего развития). Особенно это актуально для так называемых «универсальных» программ, например, «Директор по стратегическому развитию» без отраслевой привязки.

В этой ситуации комплексным решением перечисленных выше проблем бизнес-образования и формирования желаемого образа идеальный программы в рамках отдельно взятой образовательной организации становится формирование ее гибкой бизнес-модели, которая позволяла бы одновременно работать и на рынке труда (определяя запросы работодателей) и привлекать слушателей, заинтересованных в карьерном росте и профессиональном развитии, обеспечивая им возможность последующего трудоустройства или карьерного роста за счет «прокачивания» компетенций и приобретения новых практических навыков.

Источник

Оцените статью
Самые лучшие ответы на вопрос "Какой"
Adblock
detector