с какими основными предметами высшей школы преподавалась медицина в византии

М едицина в Византийской Империи

Медицина в Византийской Империи

Основой медицинских знаний в Византийской империи были “Гиппократов сборник” и сочиненияГалена. Поиск научного объяснения природы болезни в это время приостановился, и на первый план вышло изучение уже выработанных к этому времени практических приемов лечения.

Византийские врачи описывали и свои собственные наблюдения, нередко уточняющие описания отдельных растений и их лечебные свойства. Интерес к лекарственным растениям был очень велик, и ботаника постепенно превратилась в практическую область медицины, занимающуюся почти исключительно целебными свойствами растений.

Первыми христианскими врачами считались братья-близнецы Косьма и Дамиан. Во временаДиоклетиана (284—305) они были преданы мученической смерти, и впоследствии произведены в сан святых и почитаются в христианском мире как покровители врачей и аптекарей.

Эпоха IV—VII вв. оставила гораздо больше письменных медицинских источников, чем вся последующая история Византии. Это был период создания многотомных энциклопедических сводов, обобщающих наследие древних и опыт византийских врачей. Черпая свои знания из трактатов выдающихся ученых древности, византийские медики спасли их от забвения и передали последующим поколениям.

Знаменитые Византийские врачеватели

Одним из самых выдающихся вралей Византии был Орибасий из Пергама (греч. Oreibasios, лат. Oribasius, 325—403), грек по происхождению. Медицину он изучал в Александрии, которая в то время сохраняла славу крупнейшего медицинского центра Средиземноморья. Его учителем был знаменитый в то время врач Зенон с о.Кипр.

По предложению императора Юлиана Отступника, Орибасий составил свой основной энциклопедический труд “Collecta medicinalia” (“Врачебное собрание”) в 72 книгах, из которых до нас дошли лишь 27.
В нем он обобщил и систематизировал врачебное наследие от Гиппократа до Галена, включая труды Геродота, Диоскорида, Диокла и других античных авторов. О многих сочинениях мы знаем лишь то, что успел сообщить Орибасий.

По просьбе своего сына Евстафия, который изучал медицину, Орибасий составил сокращенный вариант своего обширного свода, так называемый “Synopsis” (“Обозрение”) в 9 книгах, который стал пособием для изучающих врачебные науки.
Еще более кратким извлечением из “Синопсиса” явилась другая известная работа Орибасия“Euporista” (“Общедоступные лекарства”). Она предназначалась для людей, не имевших врачебного образования и занимавшихся приготовлением лекарств в домашних условиях. Оба труда в V в. были переведены на латинский язык и дошли до нас в полном объеме.

За свои научные взгляды и приверженность античным традициям Орибасий подвергался гонениям со стороны церкви и после гибели Юлиана (в персидском походе в 363 г.) был временно изгнан из Константинополя.

После Орибасия в Византии было несколько выдающихся энциклопедистов-медиков. Среди нихАэций из Амиды (грея. Aecios, лат. Aetius Amidenus, 502—572), который считается первым византийским врачом-христианином.
Он также учился в Александрии, затем служил начальником императорской свиты и врачом при дворе Юстиниана. Основное сочинение Аэция — руководство по медицине “Tetrabiblos”(“Четверокнижие”) в 16 книгах является компиляцией трудов Орибасия, Галена, Сорана и других авторов, а также содержит рецепты египетской и эфиопской медицины, охватывая, таким образом, почти всю практическую медицину региона Средиземноморья того времени.

Известным современником Аэция был Александр из Тралл (лат. Alexander Trallianus, ок. 525—605) — сын врача и брат архитектора Анфимия, строителя храма св. Софии в Константинополе.
12-томный труд Александра о внутренних болезнях и их лечении пользовался популярностью на протяжении всего средневековья. Он был переведен на латинский (“Libri duodecim de re medica”), сирийский, арабский и еврейский языки и был широко известен как на Западе, так и на Востоке, где Александра при жизни называли “Целителем”.

Видным врачом Византии был Павел с о. Эгина (греч. Paulos, лат. Раulus Aegineta, 625—690). Павел составил два больших сочинения: труд о женских болезнях (до нас не дошедший) и медико-хирургический сборник в 7 книгах “Compendii medici libri septem”.
Особую ценность представляет шестая книга этого сочинения — обстоятельный итог развития хирургии к VII в. В эпоху Возрождения многие медицинские факультеты, например Парижского университета, предписывали преподавать хирургию только по этой книге. Описанные в ней радикальные операции считались классическими вплоть до XVII в., а сам Павел из Эгины почитался самым смелым хирургом своего времени.

Византийские врачи использовали не только античное наследие, но и опыт арабоязычной медицины. На греческий язык переводились и медицинские арабские рукописи. Широкую известность получили прописи арабских лекарственных препаратов.
Влияние арабской медицины более ощущается в сочинениях поздних византийских авторов. Среди них труд о свойствах пищи Симеона Сифа (Seth Simeon, IX в.) и книга по лекарствоведению (“Opus medicamentorum”) Николая Мирепса (Myrepsus, Nicolaus, XIII в.), использовавшаяся для преподавания в Европе вплоть до XVII в.

Больничное дело

По сравнению с латинским Западом больничное дело в Византии стояло на более высоком уровне. Первая большая христианская больница была Построена в Кесарии в 370 г. Василием Великим. Она походила на маленький город и имела столько зданий, сколько типов болезней тогда различали. Была там и колония для прокаженных— прообраз будущих европейских лепрозориев.
В Византийской империи больницы были распространены повсеместно. Так, на территории Западной Армении в Севастии уже в IV веке славилась больница для бедных, иноземцев, калек и немощных.

О высокой организации больничного дела в Византии свидетельствует описание одной из больниц в Константинополе, основанной Иоанном II при монастыре Пантократора в XII веке. В ней было пять отделений, включая отделение женских болезней. Общее число мест достигало 50.

Больница имела постоянный штат врачей-специалистов (хирургов, повитух) и их помощников, работающих в две смены, чередовавшиеся через месяц. В каждом отделении было по два врача, которые принимали и приходящих больных.
Врачи получали жалованье деньгами и продуктами, пользовались бесплатным жильем и монастырскими лошадьми, но не имели права частной практики без специального разрешения императора. При больнице работала школа для обучения врачебному искусству.

Образование и медицина в Византийской империи

Образование в Византийской империи носило светский характер. В IV— VII вв. основными его центрами оставались античные города. Александрия славилась медицинской школой, которая функционировала и после завоевания ее арабами (до начала VIII в.).
Как уже отмечалось, из александрийской врачебной школы вышли Орибасий, Аэций, Павел и многие другие выдающиеся византийские врачи. В Афинах — столице риторики и философии — продолжала работать основанная Платоном Афинская Академия (закрытая при Юстиниане). Бейрут был центром юридического образования. Преподавание велось на греческом языке.

Несмотря на религиозность византийского общества, в основу образования были положены не памятники христианской письменности, а произведения античных авторов, дополненные многочисленными толкованиями.
Даже в константинопольском “Аудиториуме” (“Auditorium specialiter nostrum”) — единственном византийском университете, основанном Феодосией II в 425 г. (т.е. спустя почти столетие после признания христианства в качестве государственной религии) – богословие не преподавалось. Оно не входило в число дисциплин высшей школы и изучалось в семье и в церквах.

Отношение представителей духовенства к философскому образованию было двояким: чрезмерное увлечение философией, по их мнению, могло привести к ереси и в то же время философия была необходима при подготовке образованных служителей церкви. В итоге философия рассматривалась как предварительная ступень к изучению богословия, которое определялось как венец и цель всех наук.

Монастырских школ в Византии было сравнительно мало. Право их посещать имели только будущие монахи. Образование, получаемое в монастырях, было чисто религиозным (скорее духовно-аскетическим, нежели интеллектуальным).

Медицина входила в программу византийского образования и преподавалась в тесной связи с четырьмя основными предметами высшей позднеан-тичной школы — математикой, геометрией, астрономией и музыкой, которые объединялись под названием “Quadrivium” (лат. — четырехпутье).
Помимо них полный курс византийской высшей школы включал изучение грамматики, диалектики и риторики (с IX в. их совокупность стали называть “Trivium”).

Перечисленные семь “свободных искусств” (лат. — artes liberates, греч. эквивалент — enkiklios paideia) составляли основное содержание высшего общего образования уже в период поздней античности.
Они сохранялись на протяжении почти целого тысячелетия и в средние века легли в основу факультетов свободных искусств в университетах Западной Европы.

Несмотря на свой практический характер, медицина в Византии продолжала считаться теоретической дисциплиной и изучалась по сочинениям великих медиков античности, ведь христианская религия запрещала пролитие крови и анатомирование трупов. Особое внимание уделялось приемам лечения, выработанным в предшествующие столетия, и изучению лекарственных средств.

В ранневизантийский период наибольшей известностью пользовалась александрийская школа: учиться в ней стремились все, желающие стать врачами. В поздней Византии крупными центрами медицинского образования стали школы в Константинополе и Охриде (Македония).

По свидетельству современников, обучение медицине носило характер дискуссии. По окончании образования, сдачи экзаменов специально назначенной коллегии врачей и получения соответствующих свидетельств окончившие медицинские школы могли получить государственные должности и звание архиатра. Однако в большинстве случаев они занимались частной практикой.

В истории науки наследие Византии не может рассматриваться как достояние одной страны — на ее обширной территории располагаются ныне Греция и Болгария, Югославия и Румыния, Турция и Венгрия, Италия и Египет и многие другие страны Средиземноморья.

За 10 веков своей истории Византия смогла сохранить и систематизировать античное наследие, а также создала оригинальную средневековую культуру, которая оказала большое влияние на развитие культуры и медицины многих народов мира.

Компиляция по книге: Т.С. Сорокина, “История Медицины”

Источник

С какими основными предметами высшей школы преподавалась медицина в византии

Часть 1. Первобытное общество

В наши дни, когда во всем мире на первый план выходит приоритет общечеловеческих ценностей, подготовка врачей во всех странах мира немыслима без широкого гуманитарного образования и развития исторического мышления, без плодотворного научного сотрудничества между народами различных государств.

Преподавание всемирной истории медицины закладывает основы этих понятий, вводит студентов в мир их будущей профессии, повышает уровень общей и профессиональной культуры, воспитывает чувство профессиональной врачебной этики.

Медицина как область человеческой деятельности и культуры по сути своей глубоко интернациональна: все народы мира в большей или меньшей степени внесли и продолжают вносить свой вклад в ее развитие, в становление современной медицины и международного сотрудничества в области здравоохранения. История медицины – яркое свидетельство все возрастающего единства развивающегося человеческого общества. Ее изучение неизбежно приводит к пониманию глобальности общечеловеческих проблем и задач в области медицины и охраны здоровья населения, а в итоге – к осознанию собственной ответственности за судьбы нашей планеты, к поискам путей и средств их решения.

Как область науки история медицины изучает закономерности развития и историю врачевания, медицинских знаний и деятельности народов мира на протяжении всей истории человечества (с древнейших времен до современности) в неразрывной связи с историей, философией, естествознанием, культурой, составной частью которой она является.

Как учебная дисциплина история медицины – самостоятельный предмет, который изучается на кафедрах (курсах) истории медицины высших медицинских учебных заведений в нашей стране и многих зарубежных странах. Небольшая продолжительность этого курса не позволяет вместить в него огромный фактический материал по истории отдельных медицинских специальностей, да это и не входит в его задачи, – ведь еще древние греки знали, что «ученик – это не сосуд, который нужно наполнить, а факел, который нужно зажечь».

Преподавание на кафедре (курсе) истории медицины призвано раскрыть общие закономерности всемирно-исторического процесса становления и развития врачевания и медицины с древнейших времен до современности, продемонстрировать достижения каждой новой эпохи в области медицины в контексте поступательного развития духовной культуры человечества, показать взаимодействие и единство национальных и интернациональных факторов в формировании медицинской науки и практики в различных регионах земного шара, познакомить студентов с историей врачебной этики в различных странах мира.

Завершив изучение всемирной истории медицины на кафедре (курсе) истории медицины, студенты продолжают ее освоение в течение всей студенческой жизни на всех медико-биологических и клинических кафедрах медицинского факультета. Овладевая каждым предметом, они знакомятся также с историческим развитием и основными достижениями данной науки (развитие основных концепций и теорий, жизнь и деятельность выдающихся врачей и ученых-медиков, научные достижения их школ, история важнейших открытий и т. д.). Эти знания должны преподноситься на высоком профессиональном уровне специалистами соответствующих медико-биологических и клинических кафедр, так как именно они могут дать профессиональную интерпретацию и оценку научных достижений и открытий в их области как в прошлой, так и современной истории, определить их место в развитии данной специальности. Понятно, что на младших курсах (где изучается всемирная история медицины) студенты еще не имеют достаточных историко-медицинских и профессиональных знаний, а следовательно, и реальной почвы для понимания и оценки исторического развития отдельных медицинских специальностей. Вот почему изучение развития медицинской науки и практики на современном этапе в задачи (и программу) преподавания дисциплины «история медицины» не входит и в данном учебнике не освещается.

Предлагаемый вашему вниманию учебник составлен на основе «Программы по истории медицины для студентов медицинских институтов», утвержденной Министерством здравоохранения СССР (1988). Вместе с тем он отражает опыт преподавания истории медицины в Российском университете дружбы народов, где обучаются студенты более чем из 100 стран Азии, Африки, Америки, Европы и различных регионов нашей страны. Этот опыт закреплен в созданных в стенах Университета учебных и методических пособиях: «Программа по истории медицины для студентов медицинского факультета Университета дружбы народов» (1987), «История медицины: Краткий курс лекций» (1988), «Атласы истории медицины» (1981-1987), которые широко используются в преподавании истории медицины в различных вузах нашей страны и некоторых зарубежных университетах.

В наши дни, когда любая студенческая аудитория является многонациональной, а культура народов земного шара все чаще ощущается как единое целое – как достояние всего человечества, преподавание истории медицины не может ограничиваться рамками одной страны или одного народа в отрыве от всемирной истории культуры и медицины. В связи с этим данный учебник имеет три принципиальных отличия от предыдущих:

– в его основу положена новая периодизация всемирной истории медицины, разработанная автором в 1987 г. (схемы 1 и 2) и основанная на принятой в современной исторической науке периодизации и хронологии всемирной истории (табл. 1);

– история отечественной медицины излагается в контексте всемирной, что, во-первых, соответствует концепции исторического развития медицины как единого всемирно-исторического процесса, а во-вторых, позволяет продемонстрировать достижения отечественной медицины как составной части всемирной истории и культуры;

– история медицины излагается в связи с новейшими достижениями других наук (всемирной истории, археологии, палеопатологии, этнографии идо.).

В учебник введен обширный новый научный материал, ибо, как отмечал Н. И. Пирогов, «учебное без научного, как бы ни была привлекательна его внешность, только блестит». Некоторые темы («Врачевание в Шумере», «Медицина в средневековом Китае», «Медицина, народов Американского континента до и после конкисты», «Нобелевские премии в области медицины и физиологии и смежных с ними наук», «Становление международного сотрудничества в области здравоохранения» и др.) впервые включены как в учебник, так и в преподавание истории медицины в нашей стране. Другие разделы существенно переработаны. Изменены устаревшие представления, не соответствовавшие современному уровню науки. Материалы учебника обобщены в авторских, схемах и таблицах.

Учебник содержит 160 иллюстраций, которые позволяют студентам лучше усвоить учебный материал и в то же время знакомят их с культурным наследием человечества – экспозициями музеев и фондами библиотек, произведениями живописи, ваяния и зодчества, имеющими непосредственное отношение к истории медицины.

Автор выражает искреннюю признательность коллегам и товарищам по Alma Mater – Университету дружбы народов – за поддержку, оказанную в процессе работы над рукописью, а также студентам медицинского факультета Университета, увлеченность которых предметом истории медицины постоянно способствовала созданию серии «Атласов истории медицины» и данного учебника.

Автор сердечно благодарит:

– рецензентов учебника П. Е. Заблудовского и В. В. Куприянова, плодотворное влияние которых на этот труд ощущалось в течение многих лет;

– коллег-специалистов в области истории науки и смежных дисциплин, которые приняли участие в обсуждении материалов рукописи и способствовали ее совершенствованию: К. Я. Арона, А. В. Белолапоткову, Д. Д. Бенедиктова, А. А. Вигасина, F. Guerra (Мадрид), А. А. Грандо, Э. Д. Грибанова, B. И. Гуляева, О. В. Гринину, Е. И. Данилишину, В. Г. Джангиряна, И. М. Дьяконова, Н. С. Елманову, X. И. Идельчик, А. А. Искендерова, А. И. Кардаш, В. Г. Кацуру, J. Kollesch (Берлин), М. В. Коркину, М. С. Лебедькову, Ю. П. Лисицина, Г. Л. Микиртичан, Т. А. Михайловскую, R. Nabielek (Берлин), C. В. Нечаева, G. E. Pentogalos (Фессалоники), Л. В. Пономаренко, П. И. Пучкова, Т. Н. Савельеву, Т. В. Степугину, В. А. Фролова, G. Harig (Берлин), О. Е. Чернецкого, С. А. Чеснокову, P. Schneck (Берлин), Ю. Ф. Шульца, В. А. Якобсона; – а также Т. А. Бажан, Э. Г. Базарона, Л. Г. Зарубинскую, В. И. Исхакова, Б. П. Крыштопу, М. К. Кузьмина, И. В. Лебедеву, Г. И. Мендрину, М. Я. Поддужную, Е. П. Попушоя, Л. Г. Розенфельд, Г. Н. Троянского, Н. А. Фролову, М. С. Шенгелия, учебно-методические публикации которых были использованы в работе над рукописью.

Источник

Больничное дело и медицина в Византийской империи

Доклад Геор­гия Папа­ге­ор­гиу — про­фес­со­ра хирур­гии, заве­ду­ю­ще­го вто­рой хирур­ги­че­ской кли­ни­кой Цен­траль­ной госу­дар­ствен­ной кли­ни­че­ской боль­ни­цы г. Афи­ны «Еван­ге­лиз­мос» (Гре­ция), был про­чи­тан на 5‑й науч­но-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции «Духов­ное и вра­чеб­ное насле­дие свя­ти­те­ля Луки (Вой­но-Ясе­нец­ко­го)» (г. Желез­но­до­рож­ный, пос. Купав­на, 6 июня 2013 г.).

Еще в древ­ние вре­ме­на нау­ка вра­че­ва­ния у гре­ков нахо­ди­лась на высо­ком уровне. При­чем, и меди­ци­на, и вра­чеб­ное искус­ство были тес­но свя­за­ны с рели­ги­ей, а лечеб­ные учре­жде­ния явля­лись свое­об­раз­ны­ми хра­ма­ми «богу вра­че­ва­ния» Аскле­пию. Гип­по­крат, осно­ва­тель науч­ной меди­ци­ны, пер­вым изу­чил и опи­сал симп­то­мы болез­ней и попы­тал­ся логи­че­ски объ­яс­нить их раз­ви­тие и лече­ние. Гип­по­крат и его после­до­ва­тель Гален — вели­кие умы древ­но­сти — повли­я­ли на все раз­ви­тие меди­ци­ны, зало­жи­ли ее осно­вы, раз­ра­бо­та­ли тер­ми­но­ло­гию, кото­рая исполь­зу­ет­ся до сих пор. Эту меди­ци­ну уна­сле­до­ва­ла Визан­тия, вполне оправ­дан­но счи­тая ее сво­им насле­ди­ем. Лечеб­ных заве­де­ний в нашем пони­ма­нии в древ­но­сти не суще­ство­ва­ло. Так назы­ва­е­мые «аскле­пии», ско­рее, пред­став­ля­ли из себя сана­то­рии рели­ги­оз­но­го тол­ка для состо­я­тель­ных граж­дан. Вра­чи были лишь прак­ти­ка­ми. В Древ­нем Риме были толь­ко, как бы сей­час ска­за­ли, реа­би­ли­та­ци­он­ные цен­тры для ране­ных и боль­ных вои­нов и рабов. Таким обра­зом, древ­ние лечеб­ни­цы не мог­ли стать при­ме­ром для Византии.

С объ­яв­ле­ни­ем хри­сти­ан­ства госу­дар­ствен­ной рели­ги­ей рез­ко изме­ня­ет­ся взгляд на всю систе­му лече­ния, ухо­да за боль­ны­ми и вооб­ще вос­при­я­тие страж­ду­ще­го чело­ве­ка. Цер­ковь зани­ма­ет­ся дела­ми мило­сер­дия. Мест­ные епар­хии орга­ни­зу­ют под сво­им пат­ро­на­жем меди­цин­ское обслу­жи­ва­ние боль­ных, в осо­бен­но­сти, неиму­щих граж­дан. На пер­вом Все­лен­ском Собо­ре в Никее были при­ня­ты реше­ния, обя­зы­ва­ю­щие архи­ере­ев лич­но кури­ро­вать систе­му ока­за­ния меди­цин­ской помо­щи неиму­щим граж­да­нам. Инте­рес­но, что импе­ра­тор Иули­ан, кото­рый в 330–336 гг. пытал­ся воз­ро­дить язы­че­ство, писал сво­е­му зна­ме­ни­то­му дру­гу вра­чу Ори­ва­сию: «Нам не меша­ло бы тоже про­яв­лять забо­ту о сла­бых и немощ­ных так, как это дела­ют хри­сти­ане». Эти сло­ва так и оста­лись на бумаге.

Так назы­ва­е­мая соци­аль­ная дея­тель­ность в Визан­тии лежа­ла цели­ком и пол­но­стью на Церк­ви и мона­сты­рях, и лишь мно­го поз­же к этой рабо­те под­клю­чи­лось госу­дар­ство и част­ные лица. Филан­тро­пи­че­ская дея­тель­ность глав­ной сво­ей целью име­ла, преж­де все­го, ока­за­ние помо­щи боля­щим и неиму­щим и вооб­ще всем тем, кто в силу каких-то обсто­я­тельств не мог сам себя содер­жать. Вооб­ще в Визан­тии Цер­ковь пони­ма­ла мило­сер­дие, преж­де все­го, как духов­ную обя­зан­ность хри­сти­ан, а госу­дар­ство име­ло при­ме­ры отно­ше­ния к этим вопро­сам еще с элли­ни­сти­че­ско­го времени.

В боль­ших горо­дах и при круп­ных мона­сты­рях начи­на­ют стро­ить­ся так назы­ва­е­мые «ксе­но­ны», или гости­ни­цы для про­жи­ва­ния мало­обес­пе­чен­ных граж­дан, кото­рым было необ­хо­ди­мо лече­ние. Кро­ме того, в каж­дом мона­сты­ре нахо­ди­ли при­ют и уход бед­ные или боля­щие палом­ни­ки. Во всех горо­дах были учре­жде­ния, зани­мав­ши­е­ся исклю­чи­тель­но ока­за­ни­ем меди­цин­ской помо­щи боль­ным людям. При­чем меди­цин­ское обслу­жи­ва­ние про­во­ди­лось неза­ви­си­мо от про­фес­сии, соци­аль­но­го поло­же­ния, наци­о­наль­но­сти и пола боль­но­го: абсо­лют­но во всех филан­тро­пи­че­ских учре­жде­ни­ях Визан­тии абсо­лют­но все мог­ли лечить­ся либо совсем бес­плат­но, либо за очень уме­рен­ную плату.

Раз­мер опла­ты зави­сел от серьез­но­сти забо­ле­ва­ния и дли­тель­но­сти лече­ния. Сум­ма опла­ты про­пи­сы­ва­лась в уста­ве того или ино­го учре­жде­ния, в кото­рое попа­дал боль­ной. Вот в таких, как бы мы ска­за­ли, образ­цо­вых боль­ни­цах, лечи­ла офи­ци­аль­ная, госу­дар­ствен­ная меди­ци­на. Сво­ей осно­вой она име­ла древ­нюю гре­ко-рим­скую прак­ти­ку и меди­цин­ские тра­ди­ции. Такие вра­чи, как Ори­ва­сий, Аэтий, Павел Эги­нит, да и сам свя­той Кеса­рий­ский епи­скоп Васи­лий, Сте­фа­ний Афин­ский и дру­гие, есте­ствен­но, не огра­ни­чи­ва­лись в сво­ей дея­тель­но­сти лишь тра­ди­ци­он­ны­ми древни­ми мето­ди­ка­ми тера­пии, они внед­ря­ли свои, новые идеи и под­хо­ды, повли­яв­шие впо­след­ствии на раз­ви­тие всей медицины.

Труд­но пере­оце­нить и лич­ный вклад импе­ра­то­ров Визан­тии, чле­нов их семей в осу­ществ­ле­нии поли­ти­ки госу­дар­ства в обла­сти здра­во­охра­не­ния. Лич­ные пожерт­во­ва­ния импе­ра­то­ров уже со вре­мен прав­ле­ния Кон­стан­ти­на Вели­ко­го посту­па­ли в самые раз­ные меди­цин­ские учре­жде­ния. И это тоже знак ново­го взгля­да госу­дар­ства на вопро­сы здравоохранения.

Жен­щи­ны из импе­ра­тор­ских семей неред­ко при­ни­ма­ли лич­ное уча­стие в ухо­де за боль­ны­ми, забо­ти­лись об улуч­ше­нии усло­вий лече­ния. Напри­мер, Пла­кил­ла, супру­га импе­ра­то­ра Фео­до­сия I, сама засти­ла­ла боль­нич­ные кой­ки и сни­ма­ла про­бу во вре­мя при­го­тов­ле­ния пищи боль­ным, сама кор­ми­ла лежа­чих и даже мыла кастрюли на боль­нич­ных кух­нях. Она вооб­ще жела­ла выпол­нять те обя­зан­но­сти, кото­рые лежа­ли на обслу­жи­ва­ю­щем пер­со­на­ле низ­ше­го зве­на. С нее бра­ли при­мер и дру­гие вели­ко­свет­ские при­двор­ные дамы.

Подоб­но­го рода слу­же­ние, имев­шее место в IV веке, было харак­тер­но и для дру­гих, более позд­них пери­о­дов суще­ство­ва­ния Визан­тии. В лето­пи­сях мы встре­ча­ем опи­са­ние дея­ний мило­сер­дия импе­ра­триц Ири­ны, Евдо­кии, Фео­до­ры, прин­цесс, фрей­лин дво­ра. Похваль­ные дела мило­сер­дия и пожерт­во­ва­ния чле­нов импе­ра­тор­ских фами­лий созда­ва­ли пре­це­дент и испод­воль спо­соб­ство­ва­ли раз­ви­тию соци­аль­ной дея­тель­но­сти Церк­ви. О том, сколь широ­кий раз­мах эта рабо­та при­об­ре­ла в Визан­тии, мож­но судить по тому фак­ту, что пра­во на меди­цин­ское обслу­жи­ва­ние име­ли все без исклю­че­ния граж­дане, а не пред­ста­ви­те­ли отдель­ных сло­ев, как это было в древ­нем мире. Суще­ство­вал реестр всех лечеб­ных и филан­тро­пи­че­ских заве­де­ний, где послед­ние дели­лись по кате­го­ри­ям: дет­ские боль­ни­цы, дома сирот, дома пре­ста­ре­лых, боль­ни­цы для неиму­щих, боль­ни­цы для ино­го­род­них, про­фи­лак­то­рии и т.д. Такие назва­ния начи­на­ют вхо­дить в тогдаш­нее упо­треб­ле­ние. Мож­но ска­зать, что все лечеб­ные учре­жде­ния госу­дар­ства того вре­ме­ни были цен­тра­ми, где людям не толь­ко предо­став­ля­ли меди­цин­ские услу­ги, но и обес­пе­чи­ва­ли пита­ни­ем и одеж­дой. В слу­чае неиз­ле­чи­мых болез­ней боль­ни­цы слу­жи­ли местом дол­го­вре­мен­но­го пре­бы­ва­ния (напри­мер, лепрозории).

Обыч­ное лече­ние граж­дан про­хо­ди­ло в дру­гих учреждениях.

И еще один новый момент: жен­щи­ны рабо­та­ли в меди­цине на рав­ных пра­вах с муж­чи­на­ми. Суще­ство­вал в Визан­тии так назы­ва­е­мый инсти­тут диа­ко­нис. На них воз­ла­гал­ся уход за боль­ны­ми. В основ­ном, это были мона­хи­ни. При­чем, жен­щи­ны рабо­та­ли не толь­ко мед­сест­ра­ми, аку­шер­ка­ми, но и вра­ча­ми (напри­мер, гинекологами).

На Запа­де зна­ком­ство с визан­тий­ской систе­мой здра­во­охра­не­ния нача­лось с «Васи­ли­ды» — дети­ща свт. Васи­лия Вели­ко­го, епи­ско­па Кеса­рий­ско­го, создав­ше­го этот меди­цин­ский ком­плекс в 370 г. Он назы­вал­ся «При­бе­жи­ще» и вклю­чал в себя гости­ни­цу для неиму­щих ино­го­род­них, дом пре­ста­ре­лых, леп­ро­зо­рий для про­ка­жен­ных, при­ют для бед­ных и дру­гие под­раз­де­ле­ния. Отдель­но суще­ство­ва­ли инфек­ци­он­ные кор­пу­са. При­чем, Васи­лий Вели­кий сам отби­рал для рабо­ты в «Васи­ли­де» вра­чей и осталь­ной мед­пер­со­нал. Здесь было про­ду­ма­но даже то, что­бы люди во вре­мя дли­тель­но­го пре­бы­ва­ния в боль­ни­це осво­и­ли какую-нибудь про­фес­сию, ремес­ло. Это как служ­бы соци­аль­ной реа­би­ли­та­ции и профори­ен­та­ции. Сам свя­ти­тель имел мир­скую про­фес­сию вра­ча и при­ла­гал уси­лия для ока­за­ния пси­хо­ло­ги­че­ской помо­щи боль­ным, осо­бен­но про­ка­жен­ным. За ними он уха­жи­вал сам, пока­зы­вая при­мер дру­гим. Он напря­мую общал­ся с про­ка­жен­ны­ми, обни­мал их и даже, уте­шая, целовал.

Несколь­ко лет спу­стя друг Васи­лия Вели­ко­го прп. Ефрем Сирин в 373 г., во вре­мя голо­да в горо­де Эдесс в Сирии, созда­ет про­фи­лак­то­рий на 300 коек в одном из город­ских зда­ний. Поз­же, при епи­ско­пе Рав­ву­ле, это зда­ние пере­стро­и­ли под боль­ни­цу, кото­рую обслу­жи­ва­ли мона­хи. Отдель­но постро­и­ли лепрозорий.

В IV в. свт. Иоанн Зла­то­уст созда­ет подоб­ное учре­жде­ние в Кон­стан­ти­но­по­ле, направ­ляя туда на рабо­ту свя­щен­но­слу­жи­те­лей, вра­чей, пова­ров и обслу­жи­ва­ю­щий пер­со­нал. Это были пер­вые учре­жде­ния, кото­рые полу­чи­ли назва­ние «боль­ни­ца». Боль­ни­ца­ми рань­ше назы­ва­ли лечеб­ни­цы на тер­ри­то­рии мона­сты­рей, где уха­жи­ва­ли за боль­ны­ми, а поз­же это назва­ние закре­пи­лось за неза­ви­си­мы­ми ком­плек­са­ми, кото­рые рабо­та­ли под эги­дой Церк­ви. Назва­ние «При­бе­жи­ще» сохра­ни­лось толь­ко у одной — боль­ни­цы свя­той Ана­ста­сии в Кон­стан­ти­но­по­ле. Это един­ствен­ная пси­хи­ат­ри­че­ская боль­ни­ца, о кото­рой упо­ми­на­ют источ­ни­ки. Вооб­ще у нас мало све­де­ний о лече­нии пси­хи­че­ских забо­ле­ва­ний в тот пери­од. Но то, что суще­ство­вал центр лече­ния душев­но­боль­ных, уже само по себе зна­ме­на­тель­но. А по ини­ци­а­ти­ве свя­то­го Иоан­на Мило­сти­во­го, пат­ри­ар­ха Алек­сан­дрий­ско­го, было постро­е­но семь родиль­ных домов в его епархиях.

Из лето­пи­сей мы узна­ем, что в VI–VII вв. боль­ни­цы уже име­ют дру­гое назва­ние — «ксе­но­ны» — пан­си­о­на­ты для про­жи­ва­ния и лече­ния. Там же мы встре­ча­ем крайне нега­тив­ную оцен­ку дея­тель­но­сти част­ных вра­чей. Ско­рее все­го, это было свя­за­но с чрез­мер­но высо­кой пла­той, кото­рую бра­ли за свои услу­ги част­ные лекари.

В наро­де пре­кло­ня­лись перед свя­ты­ми цели­те­ля­ми и вра­ча­ми, тру­див­ши­ми­ся, не взи­мая пла­ты. Таких людей назы­ва­ли бес­среб­ре­ни­ка­ми. Это Кось­ма и Дами­ан, свя­той цели­тель Пан­те­ле­и­мон. Они муче­ни­че­ски закон­чи­ли свою жизнь в пери­од, доволь­но близ­кий по вре­ме­ни к Визан­тии — в III веке. Имен­но к пред­ста­тель­ству этих свя­тых обра­ща­лись верующие.

В ран­не­ви­зан­тий­ский пери­од вся ответ­ствен­ность за лечеб­ный про­цесс в боль­ни­цах лежа­ла на глав­ном вра­че. У глав­вра­ча были помощ­ни­ки — заве­ду­ю­щие и адми­ни­стра­то­ры. Свое­об­раз­ны­ми управ­ля­ю­щи­ми в пан­си­о­на­тах обыч­но были пред­ста­ви­те­ли духо­вен­ства. Они назна­ча­лись на свою долж­ность, как пра­ви­ло, учре­ди­те­лем того или ино­го меди­цин­ско­го учре­жде­ния, а ино­гда и ука­зом само­го Импе­ра­то­ра. Чаще все­го, одна­ко, их назна­чал мест­ный архи­ерей (такая прак­ти­ка суще­ство­ва­ла уже в III в.).

Поз­же долж­ность управ­ля­ю­ще­го пан­си­о­ном ста­ла столь пре­стиж­ной, что ее зани­ма­ли уже люди, сто­я­щие на доволь­но высо­ких сту­пе­нях иерар­хи­че­ской лест­ни­цы. В IX веке управ­ля­ю­щие боль­нич­ны­ми пан­си­о­на­ми ста­ли полу­чать титул «спа­фа­рия» (то есть состо­я­ще­го в лич­ной гвар­дии Императора).

Упо­мя­нем еще одно извест­ное меди­цин­ское учре­жде­ние того вре­ме­ни — Пан­си­он Сам­со­на (V — нача­ло VI в.). Пан­си­он рас­по­ла­гал­ся близ хра­ма Свя­той Софии Кон­стан­ти­но­поль­ской. Устро­и­те­лем и стро­и­те­лем этой боль­ни­цы был некий врач Сам­сон. Он бес­плат­но лечил людей и свой лич­ный дом пере­стро­ил под лечеб­ни­цу. Имен­но Сам­сон изле­чил от серьез­ной болез­ни импе­ра­то­ра Иусти­ни­а­на, кото­рый в знак бла­го­дар­но­сти постро­ил новое зда­ние для боль­ни­цы и выде­лил боль­шие сред­ства на ее содер­жа­ние. Гово­ря совре­мен­ным язы­ком, част­ная ини­ци­а­ти­ва сни­зу полу­чи­ла госу­дар­ствен­ное (импе­ра­тор­ское) финан­си­ро­ва­ние свер­ху. После смер­ти Сам­со­на управ­ля­ю­щих в эту боль­ни­цу назна­ча­ла Пат­ри­ар­хия, и каж­дый год (вплоть до Х века) слу­жи­лась Боже­ствен­ная литур­гия в его память.Когда во вре­мя бес­по­ряд­ков в Кон­стан­ти­но­по­ле в 532 г. боль­ни­ца сго­ре­ла, ее вновь отстро­и­ли на сред­ства каз­ны. Сам Импе­ра­тор назна­чал сред­ства на финан­си­ро­ва­ние боль­ни­цы. И все­гда после оче­ред­ных ката­клиз­мов зда­ние вос­ста­нав­ли­ва­лось из бюд­жет­ных средств. По такой же систе­ме рабо­та­ли дру­гие извест­ные боль­ни­цы — име­ни свя­той Ири­ны в окрест­но­стях Кон­стан­ти­но­по­ля, Эвуль­ская лечеб­ни­ца и дру­гие. Управ­ля­ю­щие эти­ми боль­ни­ца­ми все­гда при­сут­ство­ва­ли в каче­стве почет­ных гостей на всех импе­ра­тор­ских торжествах.

В визан­тий­ских боль­ни­цах начи­ная с VII в. рабо­та­ли в основ­ном хирур­ги, офталь­мо­ло­ги, гине­ко­ло­ги, аку­ше­ры-гине­ко­ло­ги, вра­чи дру­гих спе­ци­аль­но­стей и мно­го­чис­лен­ный мед­пер­со­нал. От века к веку совер­шен­ство­ва­лась систе­ма здра­во­охра­не­ния. После войн с ара­ба­ми и внут­рен­них нестро­е­ний X–XI вв. меди­цин­ские про­фес­сии при­об­ре­та­ют очень высо­кий статус.

В XII в. госу­дар­ствен­ные боль­ни­цы ста­но­вят­ся местом ока­за­ния мед­по­мо­щи на посто­ян­ной осно­ве для всех граж­дан. Были и при­двор­ные вра­чи. Напри­мер, когда импе­ра­тор Алек­сий Ком­нин забо­лел, при­двор­ный врач Иоанн орга­ни­зо­вы­вал транс­пор­ти­ров­ку боль­но­го из двор­ца в Ман­ган, рай­он Кон­стан­ти­но­по­ля, где нахо­ди­лась больница.

Имя Импе­ра­то­ра Иоан­на Ком­ни­на II свя­за­но с исто­ри­ей одно­го из самых извест­ных лечеб­ных заве­де­ний Визан­тии. В 1136 г. Иоанн и его супру­га Ири­на осно­ва­ли в Кон­стан­ти­но­по­ле мона­стырь «Спас Все­дер­жи­тель», в ком­плекс кото­ро­го вхо­ди­ла и боль­ни­ца, став­шая круп­ным меди­цин­ским цен­тром того вре­ме­ни. Мы узна­ем о систе­ме ее рабо­ты (а это XII век) из мона­стыр­ско­го уста­ва. Мож­но с уве­рен­но­стью ска­зать, что это было наи­бо­лее уни­вер­саль­ное меди­цин­ское заве­де­ние Сред­не­ве­ко­вья. Кти­тор, или учре­ди­тель боль­ни­цы Импе­ра­тор Иоанн II постро­ил ком­плекс зда­ний, вклю­чав­ший соб­ствен­но мона­стыр­ские построй­ки, семей­ную усы­паль­ни­цу Импе­ра­то­ра, дом пре­ста­ре­лых, леп­ро­зо­рий и соб­ствен­но боль­ни­цу. По утвер­жден­но­му уста­ву, филан­тро­пи­че­ские учре­жде­ния долж­ны были рабо­тать под кон­тро­лем сове­та во гла­ве с игу­ме­ном. Все рас­хо­ды покры­ва­лись от про­цен­тов началь­но­го капи­та­ла. Боль­ни­ца «Спас Все­дер­жи­тель» была неза­ви­си­мой от импе­ра­тор­ско­го финан­си­ро­ва­ния и рабо­та­ла как финан­со­во авто­ном­ная еди­ни­ца с соблю­де­ни­ем всех соот­вет­ству­ю­щих зако­нов XII столетия.

Импе­ра­тор Иоанн неод­но­крат­но упо­ми­нал, что создан­ный им мона­стырь — это дань бла­го­дар­но­сти Богу за помощь в реше­нии внут­рен­них и внеш­них про­блем Импе­рии. Монарх посчи­тал луч­шей бла­го­дар­но­стью Богу тво­рить дела мило­сер­дия — стро­ить бога­дель­ни, леп­ро­зо­рии, боль­ни­цы. За его веру ему будут про­ще­ны мно­гие грехи.

Устав мона­сты­ря и всех рас­по­ло­жен­ных на его тер­ри­то­рии меди­цин­ских учре­жде­ний был напи­сан самим импе­ра­то­ром. Устав слу­жит пре­крас­ной иллю­стра­ци­ей систе­мы рабо­ты боль­ниц в Византии.

В то вре­мя уже име­лись спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ные отде­ле­ния, суще­ство­ва­ло штат­ное рас­пи­са­ние сотруд­ни­ков. Зна­ко­мясь с Уста­вом мона­сты­ря «Спас Все­дер­жи­тель», мы можем кон­крет­но пред­ста­вить всю систе­му рабо­ты боль­ни­цы в 1136 году. Чита­ем, что в ксе­ноне было 5 залов по 50 коек, отде­ле­ния хирур­гии, офталь­мо­ло­гии, гастро­эн­те­ро­ло­гии, гине­ко­ло­гии (по 12 коек в пала­те) и два отде­ле­ния — про­чие болезни.

Для экс­трен­ных слу­ча­ев преду­смат­ри­ва­лось по одно­му кой­ко-месту на отде­ле­ние и 6 спе­ци­аль­но устро­ен­ных для тяже­лых лежа­чих боль­ных. Что из себя пред­став­ля­ло «кой­ко-место»? — Кро­вать с плот­ной соло­мен­ной под­стил­кой и мат­ра­сом, три оде­я­ла — так назы­ва­е­мые «иос­ни­кии», свя­зан­ные из козьей шер­сти. Зимой в боль­ни­це рабо­та­ли обо­гре­ва­те­ли. Два обще­ствен­ных туа­ле­та. Функ­ци­о­ни­ро­ва­ла ван­ная ком­на­та, кото­рой мож­но было поль­зо­вать­ся столь­ко раз в неде­лю, сколь­ко врач счи­тал нуж­ным, исхо­дя из харак­те­ра забо­ле­ва­ния. В Уста­ве про­пи­сы­ва­лось все необ­хо­ди­мое для содер­жа­ния в поряд­ке и чисто­те всех поме­ще­ний и служб. В обя­зан­но­сти пер­со­на­ла боль­ни­цы вхо­ди­ло обес­пе­че­ние неиму­щих боль­ных или тяже­ло­боль­ных новой одеж­дой в тече­ние все­го пери­о­да их лече­ния. Лич­ная одеж­да каж­до­го боль­но­го при поступ­ле­нии изы­ма­лась, сти­ра­лась и гла­ди­лась. Боль­ной заби­рал свою одеж­ду по выпис­ке из боль­ни­цы. Толь­ко неиму­щие граж­дане мог­ли оста­вить себе и забрать после выпис­ки казен­ную одеж­ду. Инте­рес­но заме­тить, что вся одеж­да, все мат­ра­сы, оде­я­ла и подуш­ки еже­год­но заме­ня­лись на новые. Из все­го иму­ще­ства, кото­рое заме­ня­лось, часть, сохра­нив­ша­я­ся в хоро­шем состо­я­нии, исполь­зо­ва­лась, но боль­шая часть раз­да­ва­лась бед­ным граж­да­нам горо­да в пользование.

В боль­ни­це рабо­та­ла апте­ка, были и спе­ци­аль­ные поме­ще­ния для мед­пер­со­на­ла. Здесь рабо­та­ли люди самых раз­ных про­фес­сий: фар­ма­цев­ты, пова­ра, сани­та­ры, сто­ро­жа. Два вра­ча руко­во­ди­ли науч­ной рабо­той боль­ни­цы по меся­цу каж­дый. Они же кон­тро­ли­ро­ва­ли пра­виль­ность диа­гно­зов и сле­ди­ли за пра­виль­но­стью тера­пии. Вра­чи и их асси­стен­ты закреп­ля­лись за пала­та­ми боль­ни­цы. На каж­дое муж­ское отде­ле­ние преду­смат­ри­ва­лось два допол­ни­тель­ных вра­ча, три основ­ных спе­ци­а­ли­ста-асси­стен­та, два запас­ных асси­стен­та и два медбрата.

В жен­ских пала­тах рабо­та­ли три вра­ча (2 муж­чи­ны и 1 жен­щи­на), 4 спе­ци­а­ли­ста-асси­стен­та (жен­щи­ны), 2 асси­стен­та (жен­щи­ны) и две мед­сест­ры. Рабо­та­ли еще 4 вра­ча (2 тера­пев­та и 2 хирур­га) в при­ем­ном отде­ле­нии. Здесь рабо­та­ли 4 основ­ных спе­ци­а­ли­ста-асси­стен­та и столь­ко же помощ­ни­ков. В тече­ние одно­го меся­ца один из двух глав­ных вра­чей дол­жен был каж­дый день осмат­ри­вать боль­ных, сле­дить за ходом лече­ния и кор­рек­ти­ро­вать ошиб­ки, если тако­вые были. В обя­зан­но­сти вра­ча вхо­ди­ло так­же сле­дить за каче­ством хле­ба и еже­днев­но­го раци­о­на пита­ния боль­ных. При поступ­ле­нии тяже­ло­боль­но­го дежур­ный врач дол­жен был под­го­то­вить подроб­ный отчет заве­ду­ю­ще­му о состо­я­нии боль­но­го. По рас­по­ря­же­нию заве­ду­ю­ще­го назна­чал­ся леча­щий врач, на кото­ром лежа­ла ответ­ствен­ность за лечение.

Устав опре­де­лял и опла­ту всем кате­го­ри­ям слу­жа­щих. Опла­та была здесь несколь­ко выше сред­ней. Заве­ду­ю­щие отде­ле­ни­ем были раз­де­ле­ны на две груп­пы и каж­дый месяц меня­лись. Надо ска­зать, что толь­ко им поз­во­ля­лось зани­мать­ся част­ной прак­ти­кой в сво­бод­ное от рабо­ты в боль­ни­це вре­мя. Это был для них допол­ни­тель­ный зара­бо­ток. К этим вра­чам обра­ща­лись, пото­му что они рабо­та­ли в извест­ной боль­ни­це. И наобо­рот, стро­го запре­ще­но было леча­щим вра­чам в пери­од их рабо­ты в мона­стыр­ской боль­ни­це зани­мать­ся любым видом част­ной прак­ти­ки, даже если это каса­лось само­го Импе­ра­то­ра. Вооб­ще, вра­чам запре­ща­лось зани­мать­ся част­ной прак­ти­кой вне стен боль­ни­цы в пери­од их работы.

Поми­мо заве­ду­ю­щих непо­сред­ствен­но в пала­тах вме­сте с вра­ча­ми тру­дил­ся, как бы сей­час ска­за­ли, науч­ный руко­во­ди­тель. В его обя­зан­но­сти вхо­ди­ло обу­че­ние моло­дых вра­чей вра­чеб­но­му искус­ству. За свою рабо­ту он, есте­ствен­но, полу­чал день­ги, пита­ние и т.д. Воз­глав­лял боль­ни­цу «носо­ком» — долж­ность вро­де сего­дняш­не­го управ­ля­ю­ще­го. Поз­же эта долж­ность назы­ва­лась «ксе­но­дох» — комен­дант. Этот адми­ни­стра­тор вме­сте с глав­ным вра­чом зани­мал­ся обес­пе­че­ни­ем поста­вок все­го необ­хо­ди­мо­го для функ­ци­о­ни­ро­ва­ния больницы.

В боль­ни­це рабо­та­ли четы­ре фар­ма­цев­та (один глав­ный и три рядо­вых), при них рабо­та­ли еще два помощ­ни­ка. Суще­ство­ва­ли долж­но­сти боль­нич­но­го сто­ро­жа, было пять пра­чек, один чело­век отве­чал за посто­ян­ную пода­чу горя­чей воды, рабо­та­ли 2 пова­ра, 2 булоч­ни­ка, мель­ник и конюх. Конюх забо­тил­ся о лоша­дях вра­чей и помо­гал на мель­ни­це. Был свой при­врат­ник и снаб­же­нец. За боль­ни­цей было закреп­ле­но 3 свя­щен­ни­ка: два иерея испо­ве­до­ва­ли тяже­ло­боль­ных и уми­ра­ю­щих, один совер­шал отпе­ва­ния. Кро­ме свя­щен­ни­ков был чтец цер­ков­ных тек­стов и 4 гро­бо­ко­па­те­ля. И самая послед­няя долж­ность в боль­ни­це — убор­щик отхо­жих мест.

Мона­стыр­ский устав опре­де­лял даже раци­он пита­ния для каж­до­го боль­но­го, денеж­ное посо­бие, кото­рое боль­ной дол­жен был полу­чить, а так­же раци­он пита­ния слу­жа­щих, мед­бра­тьев, помощ­ни­ков и пр. Стро­го сле­ди­ли за лич­ной гиги­е­ной боль­ных — ответ­ствен­ность за это лежа­ла на пер­со­на­ле. Боль­ных надо было обес­пе­чить всем необ­хо­ди­мым: тазы, поло­тен­ца и т.д. Осо­бое вни­ма­ние уде­ля­лось чисто­те посу­ды в пищеблоках.

Управ­ля­ю­щий и глав­врач, поми­мо денег, полу­ча­ли про­дук­ты и все необ­хо­ди­мое для обес­пе­че­ния дея­тель­но­сти боль­ни­цы. Все работ­ни­ки боль­ни­цы полу­ча­ли зар­пла­ту соглас­но долж­но­сти и в соот­вет­ствии с уста­нов­лен­ной в уста­ве сум­мой вознаграждения.

Зна­ко­мясь с уста­вом боль­ни­цы «Спас Все­дер­жи­тель», мы можем судить о чет­кой орга­ни­за­ции рабо­ты боль­нич­но­го ком­плек­са. Что же каса­ет­ся резуль­та­тов про­ве­ден­но­го лече­ния, то фик­си­ро­ва­лись и слу­чаи чудес­ных исце­ле­ний после молеб­нов к свя­тым. В целом исполь­зо­ва­лись самые раз­ные мето­ды лече­ния, осно­ван­ные на науч­ных дости­же­ни­ях меди­ци­ны того времени.

Тра­ди­ции меди­цин­ско­го и боль­нич­но­го дела, зало­жен­ные при импе­ра­то­рах дина­стии Ком­ни­нов, были успеш­но про­дол­же­ны во вре­мя прав­ле­ния дина­стии Палео­ло­гов. Из исто­ри­че­ских сви­де­тельств, по резуль­та­там архео­ло­ги­че­ских рас­ко­пок, изу­чая печа­ти того вре­ме­ни, мы можем судить, что суще­ство­ва­ло более 50 таких боль­ниц. Нель­зя утвер­ждать, что все боль­ни­цы были на таком уровне, как боль­ни­ца при мона­сты­ре «Спас Все­дер­жи­тель», но с уве­рен­но­стью мож­но ска­зать, что визан­тий­ские боль­ни­цы рабо­та­ли по кон­крет­но­му пла­ну, и их дея­тель­ность стро­го кон­тро­ли­ро­ва­лась. Все дошед­шие до нас уста­вы мона­сты­рей дают нам впе­чат­ля­ю­щую кар­ти­ну орга­ни­за­ции боль­нич­но­го дела.

Изу­чая исто­рию визан­тий­ских боль­ниц, мы видим, что хри­сти­ан­ское мило­сер­дие и науч­ная меди­ци­на гар­мо­нич­но соче­та­лись. В сред­ние века про­фес­сия вра­ча была очень авто­ри­тет­ной и пре­стиж­ной. Воз­на­граж­де­ние за свой труд вра­чи полу­ча­ли либо непо­сред­ствен­но от паци­ен­тов, либо, если они рабо­та­ли в боль­ни­цах, — от госу­дар­ства, от общи­ны. Вра­чи полу­ча­ли воз­на­граж­де­ние как день­га­ми, так и про­дук­та­ми пита­ния. Они так­же мог­ли полу­чать воз­на­граж­де­ние от сво­их боль­ных, кото­рые носи­ли назва­ние «Ага­пы», то есть так назы­ва­е­мое под­но­ше­ние от люб­ви к док­то­ру. Раз­мер зар­пла­ты вра­чей регу­ли­ро­вал­ся соот­вет­ству­ю­щи­ми пунк­та­ми в уста­вах или спе­ци­аль­ным ука­зом императора.

Хирур­ги в боль­ни­цах Визан­тии про­во­ди­ли чрез­вы­чай­но тон­кие и слож­ные опе­ра­ции. В Х в. хирур­ги Кон­стан­ти­но­по­ля сде­ла­ли попыт­ку раз­де­лить детей — сиам­ских близ­не­цов, кото­рых при­вез­ли из Арме­нии. Один из близ­не­цов умер, вра­чи ампу­ти­ро­ва­ли ту часть, кото­рая соеди­ня­ла близ­не­цов. Но через три дня умер и вто­рой мла­де­нец. В руко­пи­сях Иоан­на Ски­ли­цы сохра­ни­лась мини­а­тю­ра этой операции.В дру­гих пись­мен­ных сви­де­тель­ствах мы нахо­дим опи­са­ние спе­ци­аль­ных швов при лече­нии рас­ши­ре­ния вен (у Ори­ва­сия), опи­са­ние мето­дик лече­ния пахо­вой гры­жи, ката­рак­ты, сосу­ди­стой ане­вриз­мы, опи­са­ния тра­хео­то­мии (Павел Эги­нит), опи­са­ние флег­мо­ны и ее вли­я­ния на состо­я­ние чело­ве­ка (у Васи­лия Вели­ко­го). В руко­пи­сях мы нахо­дим опи­са­ние лече­ния неф­ри­та, голо­во­кру­же­ний, эпи­леп­сии, дру­гих болез­ней и, конеч­но же, мно­го дан­ных о все­воз­мож­ных фито­те­ра­пи­ях и лекар­ствен­ных растениях.

Ара­бы систе­ма­ти­че­ски пере­во­ди­ли с гре­че­ско­го на араб­ский, поми­мо все­го про­че­го, и трак­та­ты визан­тий­ских вра­чей, в основ­ном пере­во­ди­ли Ори­ва­сия и Пав­ла Эги­ни­та. Эти рабо­ты поз­же были пере­ве­де­ны на латин­ский язык и ста­ли основ­ным источ­ни­ком зна­ний для раз­ви­тия евро­пей­ской меди­ци­ны. Изда­ния пере­во­дов тру­дов визан­тий­ских вра­чей осу­ществ­ля­лись в Лейп­ци­ге, в Окс­фор­де и дру­гих науч­ных цен­трах Европы.

Каж­дый город Визан­тий­ской импе­рии нуж­дал­ся — сооб­раз­но с потреб­но­стя­ми сво­их жите­лей — в соот­вет­ству­ю­щих плат­ных учре­жде­ни­ях и вра­чах. При­чем, город осо­зна­вал всю важ­ность и нуж­ность про­фес­сии вра­ча, осо­зна­вал его соци­аль­ную зна­чи­мость. Пото­му вра­чей награж­да­ли и предо­став­ля­ли им все­воз­мож­ные привилегии.

Вме­сте с тем визан­тий­ское зако­но­да­тель­ство опре­де­ля­ло и уго­лов­ную ответ­ствен­ность вра­чей, как муж­чин, так и жен­щин. Нака­за­ния преду­смат­ри­ва­лись самые раз­ные. Все зави­се­ло от того ущер­ба здо­ро­вью, кото­рый был нане­сен паци­ен­ту, от соци­аль­но­го поло­же­ния постра­дав­ше­го боль­но­го и от ква­ли­фи­ка­ции вра­ча. Вина вра­ча опре­де­ля­лась судеб­ной меди­ци­ной. Нака­за­ния были самые раз­ные: от про­сто­го штра­фа до частич­ной или пол­ной кон­фис­ка­ции иму­ще­ства. При­ме­ня­лось и пуб­лич­ное осуж­де­ние амо­раль­но­го поступ­ка вра­ча. Это про­хо­ди­ло так: вра­ча води­ли по горо­ду, он дол­жен был дер­жать в руках емкость для сбо­ра мочи и под­вер­гать­ся все­об­ще­му осме­я­нию пуб­ли­ки. Еще один вид нака­за­ния — пожиз­нен­ные при­ну­ди­тель­ные рабо­ты на руд­ни­ках. В самых ред­ких слу­ча­ях вра­ча мог­ли при­го­во­рить к смер­ти — в этом слу­чае его зака­лы­ва­ли шпагой.

Зна­ко­мясь с орга­ни­за­ци­ей систе­мы здра­во­охра­не­ния в Визан­тии, мы видим мно­же­ство досто­инств и полу­ча­ем уни­каль­ный опыт. В Визан­тии систе­ма охра­ны здо­ро­вья насе­ле­ния впер­вые в исто­рии осно­вы­ва­лась на прин­ци­пе люб­ви к чело­ве­ку, она охва­ты­ва­ла абсо­лют­но все слои насе­ле­ния. Эту систе­му здра­во­охра­не­ния пона­ча­лу раз­ра­бо­та­ли Цер­ковь и мона­сты­ри. По суще­ству она опи­ра­лась на щед­рое финан­си­ро­ва­ние из гос­бюд­же­та, а так­же име­ла под­держ­ку госу­дар­ствен­ных лечеб­ных учре­жде­ний. Надо ска­зать, что жен­щи­ны поль­зо­ва­лись рав­ны­ми пра­ва­ми в меди­цине. Ины­ми сло­ва­ми, орга­ни­за­ция здра­во­охра­не­ния и его раз­ви­тие в тыся­че­лет­ней исто­рии Визан­тии пора­жа­ет нас, она во мно­го раз пре­вос­хо­ди­ла по сво­е­му уров­ню все, что суще­ство­ва­ло в этой обла­сти в дру­гих стра­нах. И еще, о чем сле­ду­ет ска­зать — пора­жа­ет лич­ный инте­рес импе­ра­то­ров и чле­нов их семей к состо­я­нию здра­во­охра­не­ния в стране.

Бла­го­че­сти­вый народ обра­щал­ся за молит­вен­ной помо­щью к свя­тым угод­ни­кам. Это, одна­ко, не меша­ло парал­лель­но раз­ви­вать меди­цин­скую нау­ку, спо­соб­ство­вать ее про­грес­су. Вра­чи, как мы уже ска­за­ли, име­ли очень высо­кое соци­аль­ное поло­же­ние в обще­стве, высо­кие зар­пла­ты. Но они, как мы видим, нес­ли и огром­ную ответ­ствен­ность, полу­ча­ли нака­за­ния, если вдруг нару­ша­ли клят­ву вра­ча или халат­но отно­си­лись к сво­им обязанностям.

Визан­тия — это уни­каль­ное явле­ние Сред­них веков. То, что дала Визан­тия чело­ве­че­ской исто­рии, невоз­мож­но пере­оце­нить. Визан­тия — это соче­та­ние, спле­те­ние пра­во­слав­ной хри­сти­ан­ской веры, древ­не­гре­че­ской куль­ту­ры и рим­ско­го пра­ва. Все эти три состав­ля­ю­щие не толь­ко были сохра­не­ны, но и пре­об­ра­зо­ва­ны, раз­ви­ты и в совер­шен­ном виде пере­да­ны тем, кто желал вос­при­нять этот опыт. За свою тыся­че­лет­нюю исто­рию Визан­тия стал­ки­ва­лась как с все­мир­ным при­зна­ни­ем и сла­вой, так и испы­та­ла на себе уни­чи­же­ние и непри­я­тие дру­гих народов.

В тече­ние деся­ти веков Визан­тия была, мож­но ска­зать, ков­че­гом чело­ве­че­ской куль­ту­ры. Она была уни­же­на и окле­ве­та­на вра­га­ми и была пре­да­на дру­зья­ми. Эта слав­ная импе­рия, как и Гос­подь наш, сми­ри­лась до кон­ца и в ито­ге при­ня­ла муче­ни­че­скую кон­чи­ну. Но осно­вы ее жиз­ни и ее цен­но­сти оста­ют­ся во веки живы­ми, и она гото­ва явить­ся, как Сам Гос­подь, всем тем, кто обра­ща­ет­ся и при­бли­жа­ет­ся к ней искренне, с любо­вью и без предубеждения.

Автор: Про­фес­сор хирур­гии Геор­гий Папагеоргиу

Пере­ве­ла с гре­че­ско­го Ната­лия Николау

Источник

Оцените статью
Самые лучшие ответы на вопрос "Какой"
Adblock
detector